Москва

Главная смуглянка СССР. Цыганские страсти Ляли Черной

15 февраля — 110 лет со дня рождения знаменитой актрисы.

Надежду Киселеву, дочь дворянина и цыганки, уже в младенчестве называли истинной красавицей. Вот только имя Надя смуглянке с огромными черными глазами и длинными пушистыми ресницами ну никак не подходило. Да и мало кто использовал его в обращении, с юных лет все звали ее Лялей — от милой «лялечки» — и Черной (потому что была смугленькой).

Ни мужа, ни детей, ни кино. Как закатилась звезда актрисы из фильма «Цыган»

Актриса по призванию

Ее мама, после переезда семьи в Москву выступавшая в цыганском хоре Егора Полякова, буквально жила на сцене, и актрисой Ляля стала еще совсем молодой. Когда не стало отца, мать много работала с хором в ресторанах. Ляля обычно крутилась за сценой, а когда девочке исполнилось 13 лет, она, что называется, расцвела: ее красоту не заметить мог только слепой. Конечно, такой бриллиант решили тоже задействовать в номерах: девочку посадили посреди хора «для красоты». И вот однажды мама Нади приболела и танцевать в тот день «Венгерку» было некому. Вот и упал взгляд на Лялю. И она станцевала, да так, что в ресторане посетители позабыли про свои тарелки и восхищенно взирали на сцену. Так она стала танцовщицей. Когда в 1930-е годы в Москве только появился цыганский театр «Ромэн», ее без лишних вопросов приняли в труппу.

Любвеобильная натура

Через несколько лет руководителем театра стал мхатовский актер Михаил Яншин, который в скором времени приобрел еще один статус: мужа Ляли Черной. Пара становится известной на всю страну (не в последнюю очередь — благодаря их совместной работе в фильме «Последний табор», вышедшем в 1935 году).

Через шесть лет, в 1941, «Ромэн» эвакуировали в Нальчик, где в то время гастролировал и МХАТ. Пока всем искали подходящее жилье, цыган поселили в гостиницу к мхатовцам. Как-то Ляля шла по коридору гостиницы, а навстречу ей — звезда МХАТа Николай Хмелев. Он, как всегда, был серьезен, насуплен. А Ляля — весела и беззаботна. Она прошла мимо. А вот Хмелев замер как вкопанный. Оправившись от наваждения, он тут же бросился разыскивать прекрасную даму. Нашел ее в номере с мужем, постучал, ему открыли дверь, он зашел, взял Лялю на руки и вынес из номера. За этой сценой удивленно наблюдал муж актрисы.

Хмелев кардинально отличался характером от Яншина. Тот — веселый, заводной, под стать самой Ляле. Хмелев же замкнутый, а порой и просто злой, сосредоточенный только на своих ролях. Но, несмотря на различие в характерах, Ляля ответила ему взаимностью. Развелась с Яншиным и вышла замуж за Хмелева, родила ему сына Алешу. Михаил простил свою бывшую жену и даже согласился стать крестным для Алеши. Но брак с Хмелевым тоже продлился недолго. В 1945 году, уже в Москве, Николай Хмелев репетировал Ивана Грозного в «Трудных днях» А. Н. Толстого. Роль давалась ему с трудом, он злился, даже говорил друзьям: «Или он меня, или я его». И вот на генеральной репетиции спектакля у Хмелева случился удар. Врачи не успели доехать до умирающего актера, он скончался прямо на сцене. Опорой в это время для Ляли стал… Яншин. В театре «Ромэн» специально для Ляли возобновил спектакли с ее участием, а в 1951 вышла знаменитая постановка «Грушенька», которая вновь подняла Лялю Черную на волну популярности.

Добрая душа

Ляля никогда никого ни о чем не просила, с благодарностью принимала случайную помощь, но и сама была готова отдать при необходимости последнюю рубашку. Говорят, что как-то в военное время Ляля встретила на улице женщину с малышом на руках. Мать и ребенок были одеты не по погоде и сильно мерзли. Актриса тут же сняла с себя пальто и надела его на женщину. Другой девочке, которая шла в рваных ботинках, она отдала свои туфли. Сняла их прямо посреди улицы, а сама дошла до дома босиком. Возможно, из-за подобной щедрости про Лялю по столице разносились всевозможные слухи. Одно время, когда в Москве было довольно много цыган, все перешептывались: «Вчера на вокзале ходила с ребенком за спиной сама Ляля Черная. Лезла к прохожим, предлагала погадать. Сама вся чумазая, ребенок тоже грязный». Конечно, это было вранье. Ляля Черная никогда не позволяла себе ходить чумазой даже дома. Она носила лучшие наряды тех времен: финансов хватало. Но этими нарядами она совершенно не дорожила, поэтому запросто раздавала их друзьям или нуждающимся.

Главный цыган советского кино. Верный романтик Михай Волонтир

Последняя волна популярности Ляли Черной очень быстро схлынула, и актриса осталась почти без поддержки. Деньги за участие в постановках тогда рассчитывали по специальным тарифам, и у нее они оказались едва ли не минимальными. Узнав о том, что знаменитая на всю страну артистка сидит дома при пустом холодильнике, ее коллега по «Ромэну» Роза Джелакаева дошла до самого министра культуры СССР Петра Демичева. Тот внял жалобам, и Черной установили концертную ставку небывалого уровня: 38 рублей за выступление. По тем временам это была баснословная сумма: Иосиф Кобзон тогда зарабатывал всего 25 за концерт. Ляля до самых последних дней продолжала выступать с цыганским коллективом и хоть и недолго, но снова смогла почувствовать себя востребованной и любимой.

Источник

Добавить комментарий