Москва
16°
Переменная облачность

Был, да весь Shell

 

Без англо-голландской компании крупный проект «Газпрома» на Балтике рискует стать долгостроем

Обнародованное 10 апреля решение Shell выйти из проекта с «Газпромом» на Балтике не должно создать серьезных технических трудностей для монополии. Она может, как и НОВАТЭК для проектов на Ямале, купить технологию Linde. Однако теперь «Газпрому» придется самому искать более 700 млрд руб. на строительство не только «Балтийского СПГ», но мегакомплекса, объединяющего сжижение газа и его переработку. И эта задача в условиях санкций и масштабных параллельных строек уже не выглядит тривиальной. Поэтому, говорят участники рынка, проект рискует пополнить список долгостроев «Газпрома».

Как пояснил 10 апреля председатель Royal Dutch Shell в России Седерик Кремерс, компания приняла решение о выходе из проекта «Балтийский СПГ» после объявления «Газпрома» о выборе окончательной концепции создания комплекса. Юридических проблем при этом не возникнет: компании обсуждали проект несколько лет, но так и не подписали обязывающих документов.

“Ъ” писал о вероятности такого развития событий, сразу как только стало известно об изменении структуры проекта (см. “Ъ” от 1 апреля). Новый вариант предполагает объединение на площадке в Усть-Луге завода по сжижению газа на 13 млн тонн СПГ в год с будущим крупным газохимическим комплексом (ГХК) «Русгаздобычи» Артема Оболенского. Общая мощность комплекса по сырью составит 45 млрд кубометров газа с месторождений Надым-Пур-Таза. Кроме СПГ планируется выпускать 4 млн тонн этана и 2,2 млн тонн пропан-бутана (СУГ) в год. Еще 20 млрд кубометров сухого газа должно пойти в ЕС по газопроводам. Стоимость проекта превысит 700 млрд руб., сроки ввода — 2023–2024 годы. ГХК будет выпускать 3 млн тонн полиэтилена в год.

18,4 миллиона тонн СПГ экспортировано из России в 2018 году.

В рамках новой концепции фактически все капвложения перекладываются на сегмент СПГ, тогда как строительство мощностей по выпуску этана и СУГ получается очень дешевым. Shell, по данным “Ъ”, не устроил такой подход, хотя партнеры изучали четыре варианта использования жирного газа Надым-Пур-Таза (эти исследования и затянули подготовку ТЭО). Более того, по информации “Ъ”, детали новой концепции проекта Shell вообще не получала — это стало одной из причин, почему компания решила выйти. В целом собеседники “Ъ” сходятся во мнении, что «Газпром» и не стремился сохранить Shell в проекте.

 

Монополия убеждена, говорят собеседники “Ъ”, что сама сможет реализовать проект, в том числе за счет опыта близкого по объему переработки Амурского ГПЗ (мощность — 42 млрд кубометров в год, строительство ведет СИБУР). Shell должна была стать лицензиаром технологии сжижения, но «Газпром» может приобрести лицензию на технологию у немецкой Linde, как это уже сделал НОВАТЭК для проекта «Арктик СПГ-2». Линии сжижения заводов соразмерны по мощности — 6,5 млн и 6,6 млн тонн соответственно. То есть «Газпром» может купить у Linde те же криогенные теплообменники (ключевой технологический элемент будущего производства), что и НОВАТЭК. Более того, СП Linde и «Силовых машин» в Петербурге уже выпускает теплообменники для блока выделения гелия для Амурского ГПЗ, хотя и меньшей мощности, чем потребуется для Балтики.

Фото: РИА Новости

Однако собеседники “Ъ” в отрасли скептически оценивают способность «Газпрома» реализовать подобный проект без помощи сильного партнера в срок и в рамках бюджета. Для Амурского ГПЗ монополия привлекла СИБУР, подчеркивают они, но сомневаются, что «Газпром» запустит поиск партнера по второму кругу.

Вторая проблема — проектное финансирование. Отсутствие крупных зарубежных акционеров сделает привлечение в проект денег с международного рынка если не невозможным, то невыгодным.

«Газпрому» будет дешевле занять их самому. Это означает рост инвестпрограммы после 2020 года и внутреннюю конкуренцию проекта с экспортными газопроводами в Китай и Турцию. До сих пор СПГ-проекты «Газпрома» всегда проигрывали в этой борьбе. В результате большинство собеседников “Ъ” в принципе сомневаются в перспективах мегапроекта на Балтике, который может пополнить список долгостроев монополии вроде Новоуренгойского ГХК и расширения «Сахалина-2» с той же Shell.

С другой стороны, отмечают источники “Ъ”, «Газпрому» в любом случае нужно решить вопрос утилизации этана, доля которого в газе Надым-Пур-Таза будет расти по мере вовлечения в разработку более глубоких ачимовских залежей. Балтийский проект может стать решением проблемы, но пока сложно оценить, насколько оно экономически оптимально. Многое будет зависеть как от цен на СПГ и полиэтилен, так и от способности «Газпрома» уложиться в заявленный объем инвестиций.

Идея строительства объединенных комплексов СПГ-газохимии ненова, отмечает глава Rupec Андрей Костин. Они широко распространены на Ближнем Востоке и рассматриваются в случаях, когда строительство ведется в труднодоступных местах, например на Аляске. Эксперт согласен, что у «Газпрома» не должно возникнуть проблем с покупкой технологии СПГ на рынке, а главной сложностью проекта будет его эффективность по стоимости и срокам. Господин Костин подчеркивает, что и для обеих частей комплекса, СПГ и химической, «критически важно быть очень дешевыми» с учетом того, что продукция завода пойдет в Европу, где высокая конкуренция с производителями с Ближнего Востока и США. Себестоимость продукции газохимии будет напрямую зависеть от цены, по которой «Газпром» согласится продавать этан, а с учетом собственных затрат вряд ли монополия захочет поставлять его дешево.

Ольга Мордюшенко, Юрий Барсуков

По материалам: «Коммерсантъ»

 

Добавить комментарий