Москва
13°

Вынужденный симбиоз

 

Как страховщики попали в зависимость от банков

Страховые компании последовательно увеличивают продажи через банковские сети, что позволяет банкам диктовать свои условия этому рынку. Cтрадают от конфликта интересов страховщиков и банков, как правило, их клиенты.

Резкий рост сегмента страхования жизни в последние годы привел к изменению структуры страхового рынка не только по видам популярных продуктов, но и по каналам продаж — страховые компании все чаще пользуются услугами банков для распространения полисов.

Всего за три года доля банковского канала в реализации страховых продуктов увеличилась вдвое. Если в 2015 году на него приходилось 17% собранных премий, то в 2016 году — уже 25%, в 2017 году — 31%, а по итогам 9 месяцев 2018 года — 34%. Таким образом, в этом году банки-продавцы стали самым крупным из посреднических каналов, обеспечив страховым компаниям 98 млрд из 131 млрд рублей собранных премий.

Сотрудничество страховщиков и кредитных организаций началось с продажи продуктов, связанных с деятельностью банков, — страхования жизни и здоровья заемщиков, а также страхования залогов. С 2013 года банковский канал стал основным для реализации некредитного страхования жизни. А взрывной рост продаж через банки произошел в 2016 году, и до сих пор доля этого канала растет более высокими темпами, чем показатели других посредников.

Но если и в страховании жизни, и в страховании от несчастных случаев рост премий обеспечивается за счет всех категорий продавцов, то в сегменте страхования имущества граждан банки вытеснили агентов-физических лиц, которые в 2017 году собрали на 1,4 млрд рублей меньше, чем годом ранее. В 2018 году банковские продажи в сегменте страхования имущества оказались больше, чем у других посреднических каналов.

Выгоды и упущения

Зависимость страховщиков от банковской сети продолжает расти. Однако тенденция к превращению банков в финансовые супермаркеты характерна не только для России: интеграция кредитных организаций и страховых компаний давно уже прошла в развитых странах, сейчас эта модель распространяется на развивающиеся рынки.

С одной стороны, простота покупки недорогих коробочных продуктов, экономия времени, отсутствие необходимости предстрахового осмотра дают преимущество банкам перед традиционными агентами в non-life сегменте, тогда как в страховании жизни на первый план выходит квалификация сотрудников, которая должна быть достаточно высокой, чтобы они могли продавать столь сложные страховые продукты.

С другой стороны, европейские клиенты, помимо удобства покупки, выигрывают в том числе и в тарифах за счет снижения затрат страховых компаний. Комиссии банков-посредников за продажи страховых полисов в Европе составляют 7-15%.

 

В России ситуация прямо противоположная: банки получают гораздо более высокие комиссии, чем агенты и брокеры, и их доля в цене продукта доходит до 50%. В результате комиссионное вознаграждение за продажи страховок составляет около 8% прибыли кредитных организаций. В 2016 году банки получили от страховщиков 77 млрд рублей, в 2017 году — 97 млрд, за 9 месяцев 2018 года — 84 млрд рублей.

С точки зрения владельцев бизнеса, разница невелика: с учетом того, что большинство крупных страховщиков входит в одну финансовую группу с продающими банками, «центр прибыли» просто смещается от страховой к кредитной организации. Но платит за все страхователь.

Фото Валерия Шарифулина / ТАСС

Для страховщиков банковский канал остается выгодным, так как высокие расходы на привлечение и удержание страхователей компенсируются низкой убыточностью. Тем не менее страховщики пытаются оптимизировать взаимоотношения с банками-посредниками. Это позволило им снизить комиссионное вознаграждение по основным видам банковских продаж — страхованию жизни, от несчастных случаев, имущества физических лиц и финансовых рисков.

Риск и возможности для клиентов

Создание агентской сети требует значительных временных, операционных, финансовых затрат — продажи через банковскую организацию гораздо проще. Однако существует большая вероятность того, что банк-агент станет доминирующей стороной во взаимоотношениях со страховой компанией и начнет диктовать условия сотрудничества.

Отказ влечет потерю значительной части бизнеса, как, например у компании «Капитал Лайф Страхование Жизни» (прежнее название — «Росгосстрах-Жизнь»), которая лишилась возможности продавать полисы через офисы банка «ФК Открытие».

Конфликт интересов страховщика и банка помимо завышенных комиссионных вознаграждений заключается и в агрессивном маркетинге, навязывании страховок при предоставлении кредита, мисселинге в сегменте страхования жизни. От этого страдают уже сами клиенты банков, которые все чаще жалуются в ЦБ на искажение информации при продаже страховых полисов.

Несмотря на то, что банковский канал остается одним из самых дорогих, в ближайшие 3-5 лет он останется основным для сегментов страхования жизни, страхования от несчастных случаев и страхования имущества граждан.

В долгосрочной перспективе альтернативой и банковскому, и другим каналам выступит интернет. Пока объемы получаемых через онлайн-продажи премий невелики, но в будущем они c высокой долей вероятности вытеснят офлайн-посредников.

Повышение доступности информации окажет плохую услугу страховым агентам, а посредники в лице финансовых консультантов останутся для сложных или нишевых продуктов.

Татьяна Никитина

По материалам: «Forbes»

 

Добавить комментарий