Москва
12°
Облачно

Зачем финансовой разведке понадобилось блокировать вклады без суда

 

В Росфинмониторинге считают, что незаконные митинги, за финансирование которых хотят блокировать счета без суда, ничем не отличаются от других противоправных действий

Эксперты опасаются, что банкам трудно будет быстро подстроиться под новые требования, если они будут приняты, и не ударить по законопослушным клиентам.

В пятницу вечером, 5 апреля, на портале regulation.gov появился законопроект от Росфинмониторинга (ведомство, занимающееся противодействием отмыванию денег и выполняющее функции финансовой разведки). Согласно документу, главы МВД, ФСБ, Росфинмониторинга, их заместители, а также руководители и их заместители в региональных подразделениях этих ведомств смогут до решения суда блокировать сомнительные операции на срок до 10 рабочих дней или списывать средства с банковских счетов. Блокировка произойдет, если силовики сочтут, что со счетов финансируется терроризм, экстремизм, наркоторговля или несогласованные массовые акции.

Законопроект о досудебной блокировке счетов вносился на публичное обсуждение после согласования основных положений с правоохранительными органами (ФСБ, МВД) и Банком России, рассказал Forbes статс-секретарь Росфинмониторинга Павел Ливадный. «Инициатива прорабатывалась порядка полутора лет и была представлена в согласованном виде», — уточнил он. Банк России не ответил на запрос Forbes, так же поступили в ФСБ и МВД.

«Что касается несогласованных митингов — чем они отличаются от незаконных действий, связанных с другими криминальными проявлениями? — задает риторический вопрос Ливадный. — Они только создают ситуацию, когда страдает большое количество людей, в том числе митингующих». По его словам, любая криминальная активность должна пресекаться до того, как пострадали люди, в том числе те, «которые используются организаторами несогласованных митингов». «Так что тут все нормально», — считает он.

Эта инициатива была разработана по поручению Государственного антинаркотического комитета, а также межведомственной комиссии, которая готовит Россию к четвертому этапу оценки FATF – группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег, которая занимается разработкой мировых стандартов в области противодействия легализации преступных доходов.

«Органов, которые категорически не поддерживают идею пока нет, но были отдельные замечания по процедуре блокировки», — говорит Ливадный.

О чем говорит практика?

Сейчас Росфинмониторинг ведет черный список лиц, которым банки должны блокировать счета. Обычно попаданию в этот список предшествует решение суда или межведомственной комиссии, куда входят правоохранительные органы. Сейчас без решения суда банки имеют право блокировать счета по решению налоговых органов и таможенных служб, говорит партнер FMG Group Михаил Фаткин.

Согласно закону, человек, у которого заблокировали средства, имеет право потребовать у банка 10 000 рублей в месяц, если он продолжает работать и получать зарплату, такое же право имеют члены его семьи, если нет других источников дохода. Поправки же предлагают сделать эту сумму равной прожиточному минимуму.

 

Фото Кирилла Кухмарь / ТАСС

Проект предлагает, чтобы заморозка средств клиентов проводилась «в случаях, не терпящих отлагательства, и при наличии достаточных, предварительно подтвержденных и задокументированных сведений об использовании банковских счетов (вкладов) или электронных средств платежа в целях финансирования террористической деятельности». Так как в проекте Росфинмониторинга нет подробностей, можно полагать, что речь идет о подозрениях, которые могут возникнуть у банков по операциям клиентов, после чего они передают информацию в Росфинмониторинг, говорит замруководителя НП «Национальный совет финансового рынка» Александр Наумов. Уже на основе этой информации Росфинмониторинг и правоохранительные органы принимают решение о блокировке.

Настроить досудебную блокировку банкам будет нелегко, считает партнер ФБК Алексей Терехов. «Мы видели, как затруднительна была разблокировка, когда банки блокировали по черному списку тех клиентов, которые не были причастны к незаконной деятельности. Проблемы таких клиентов не мог решить даже высокотехнологичный Сбербанк», — говорит Терехов.

В целом же, если посмотреть на перечисленные факторы досудебных блокировок, то в первую очередь правоохранительные органы должны возбуждать уголовное дело, а не блокировать счета, считает Фаткин. Кроме того, перенос о принятии решения о блокировке начальнику УВД — это перенос решения на четыре ступени вверх в иерархии. Сейчас возбуждать уголовные дела и блокировать счета может обычный следователь с обычным судьей в рамках уголовного дела, отмечает юрист.

Репрессивно-политическая история

Самый любопытный пункт — про митинги, он уже напоминает репрессивно-политическую историю, считает партнер юридической компании TA Legal Consulting Иван Тертычный. «Получается, если человек перевел условно 1000 рублей в фонд Навального, то органы могут заблокировать его карту, куда поступает зарплата. У нас сейчас почти нет других способов получения зарплаты, кроме как на карту, поэтому даже небольшие пожертвования оппозиции могут плохо кончиться», — говорит юрист.

Второй вопрос — имеет ли этот закон обратную силу, на что сейчас нет ответа в проекте, если имеет, то под подозрением могут оказаться все прошлые транзакции, уточняет Тертычный.

Есть большие опасения, что инициатива окажется нерабочей в плане блокировки финансирования несогласованных митингов, так как создается ощущение, что инициатор проекта не понимает процесс организации таких мероприятий, полагает партнер Urus Advisory Алексей Панин.

Финансирование из-за рубежа таких вещей отслеживать предельно сложно, считает Панин. «Непонятно, как будет связан платеж зарубежной организации в Россию с какими-то событиями, которые последуют после. Вряд ли компании будут писать в поручении «для организации митингов», скорее это будет сформулировано как «компенсация расходов» или «оплата издержек». Второй вопрос в том, что могут возникнуть типичные ошибки, когда заблокированы счета полного тезки оппозиционера», — уточняет он.

«Есть непонимание того, что организация митингов в большинстве случае проходит стихийно и нуждается всего лишь в активной кампании лидера на Facebook, которая не нуждается в масштабном финансировании. Складывается ощущение, что государственные органы, блокируя одну вещь, при этом не видят картину системно. Инициатива может окончиться лишь тем, что будет недееспособной», — говорит Панин.

Закон 115-ФЗ сейчас построен таким образом, что банки выполняют несвойственные им функции противодействии незаконной игорной детальности, оборота наркотиков и иной противоправной деятельности, резюмирует Александр Наумов. «Для банков это тяжело – потому что основная задача — это ведение клиентов и получение прибыли», — заключает он.

Юлия Титова

По материалам: «Forbes»

 

Добавить комментарий