Москва

Как в Венесуэле

 

Оборот теневой экономики превысил объем бюджета России

Финансовая разведка (Росфинмониторинг) дала оценку объема средств, которые крутятся за пределами «белой» экономики. По данным ведомства, оборот теневого бизнеса и нелегального рынка труда составляет 20 трлн рублей, что равняется 20% ВВП. Хорошая новость в том, что в последние два года оборот ненаблюдаемой экономики снижается и деньги потихоньку возвращаются в налоговое поле. Плохая новость: вне закона ежегодно укрывается денег больше, чем поступает в государственный бюджет, и это явно ненормально.

Теневая экономика (она же скрытая, ненаблюдаемая, неформальная) — понятие обширное. В оценку ее объемов Росфинмониторинг включает серый импорт, зарплаты «в конвертах», сокрытие доходов бизнеса от уплаты налогов и таможенных пошлин, криминальные схемы вывода средств, в том числе вывод капитала. Подсчет проводится в соответствии с рекомендациями международной Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (ФАТФ). В 2017 и 2018 годах объем теневой экономики закрепился в районе 20% ВВП, а до этого составлял почти треть внутреннего валового продукта — около 28% в 2015 и 2016 годах.

Много это или мало? Все познается в сравнении: 20 укрытых тенью триллионов — это, например, на 2 триллиона больше, чем расходы федерального бюджета, и в 3 раза больше, чем траты государства на социалку в 2019 году.

 

Между тем данные Росфинмониторинга расходятся с аналогичными исследованиями Росстата и Международного валютного фонда. Главное статистическое ведомство традиционно более оптимистично. Свежих оценок нет, но в 2017 году оно оценивало объем теневой экономики в 16% ВВП. Однако Росстат в своей методике не берет в расчет оборот нелегального бизнеса (торговлю оружием, наркотиками, контрафактом и «гаражные» производства), а учитывает только скрытые и неофициальные виды доходов.

МВФ тоже не включает в свою оценку криминальную экономическую деятельность (на то она и незаконная, чтобы закон о ней ничего не знал). Тем не менее в международных рейтингах Россия фигурирует как страна с высоким уровнем теневой экономики. Последнее исследование было в 2015 году: тогда МВФ подсчитал, что в нашей стране от государства скрыто почти 34% ВВП. Для сравнения: в развитых странах показатель не превышает 10% валового продукта, например, в Канаде, Германии, Японии, в США — всего 7%. Как у нас, дела обстоят в Венесуэле, Пакистане, Египте.

Фото: Геннадий Черкасов

Понятно, что теневая экономика как космос: ее глубины невозможно познать. Вместе с тем Банк России в прошлом году выпускал исследование, где попытался оценить размер долей различных секторов скрытой экономики. Оказалось, что на первом месте по непрозрачности строительный сектор, а на втором — сектор услуг. Объяснение простое: в этих отраслях работает много нелегалов, с которыми расплачиваются наличностью, а полученные доходы с помощью серых схем часто скрываются или занижаются. Конечно, государство такое положение вещей не устраивает — оно теряет налоги, но и закрутить гайки не может: на кону рабочие места (пусть и неформальные), стабильность цен, реализация строительных проектов. «Учитывая «вес» строительной отрасли и розничной торговли и сферы услуг в ВВП России, правительству приходится балансировать в своих решениях, чтобы, с одной стороны, выводить рынок из тени, с другой — не «убить» отрасли», — поясняет главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. По его словам, если власти будут действовать аккуратно, то вывод экономики из тени на свет поможет улучшить инвестиционный климат, а также повлияет на экономический рост, пока что очень скромный у России. «Если ориентироваться на совокупные данные Росфинмониторинга, ЦБ и ФНС, объем теневого рынка в РФ за последние три года сократился примерно на 5 трлн рублей. Произошло резкое снижение числа фирм-однодневок, масштабов обналичивания денег. Но вместе тем мы наблюдаем «сжатие» ряда отраслей, к примеру, сокращение числа банков, падение реальных располагаемых доходов населения пятый год подряд, а это отчасти обесценивает достигнутые успехи», — добавляет аналитик.

Инна Деготькова

По материалам: «Московский комсомолец»

 

Добавить комментарий