Москва

Мяса много не бывает

 

Почему личные подсобные хозяйства уменьшили производство свинины?

Похоже на то, что свиное сало домашней засолки или копчения по бабушкиным рецептам могут стать в обозримом будущем большой редкостью.

И работать некому, и чума заела

Только в минувшем году производство свинины в личных подсобных хозяйствах сократилось на 500 тыс. тонн. Главными причинами такого падения, которое наблюдается уже не первый год, стали демографические проблемы (в российских селах попросту становится некому заниматься откормом животных) и африканская чума свиней (АЧС), ставшая настоящим бичом отрасли.

С демографией все понятно: трудоспособные мужики предпочитают работать охранниками в городах, чем заниматься тяжелым крестьянским трудом. С АЧС дело сложнее и драматичнее. Как отмечалось на выездном заседании Комитета по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Совета Федерации, источником и объектом вспышек заболевания чаще всего становятся именно личные подсобные хозяйства (ЛПХ). Они труднее поддаются санитарному учету и контролю, в них сложнее обеспечить надлежащую защиту от проникновения АЧС и других болезней извне.

Мало кому из селян придет в голову обрабатывать обувь дезинфицирующим раствором после похода, например, в лес. А ведь там и обитают дикие кабаны — носители АЧС. Да и охотники редко предоставляют свою добычу для экспертизы. Кабан в этом отношении превратился в столь серьезную проблему, что в Польше намерены сократить, или попросту уничтожить, его поголовье на 90%, а в Германии — на 70. Дело за малым — убедить в необходимости таких мер общественность, в том числе объединения охотников-любителей.

Не мытьем, так катаньем

На процесс сокращения численности ЛПХ влияют не только чисто экономические факторы. Активно используется так называемый административный ресурс. В свое время Испания полностью ликвидировала домашнее свиноводство. Для этого понадобился десяток королевских указов. Такова была плата за вступление в Европейское экономическое сообщество (ныне Евросоюз). Если думаете, что в России подобного быть не может — ошибаетесь. Заниматься откормом свиней на своих подворьях не смогут жители Калининградской области. Административные ограничения на ведение такого вида деятельности наложены в связи с зафиксированными вспышками АЧС. В минувшем году их было 56, в результате чего пришлось ликвидировать более 130 тыс. голов свиней. Прямой ущерб оценен более чем в 1 млрд рублей.

 

Руководство региона в лице губернатора Антона Алиханова считает, что без жестких мер в отношении ЛПХ обезопасить область от АЧС будет невозможно, хотя бы в силу того, что в соседних Польше и Литве болезнь тоже присутствует, а приграничные поездки населения носят массовый характер.

Да и те же дикие кабаны не признают ни государственных границ, ни правил дорожного движения. Чтобы смягчить негативные последствия запретов, региональное правительство разработало целую программу. Например, в случае изъятия хрюшек владельцам компенсируют ущерб из расчета 95 руб. за килограмм. Определенную помощь получают те хозяева, которые переориентируются на выращивание других сельскохозяйственных животных. Что касается крупных свиноводческих комплексов и перерабатывающих предприятий, пострадавших от АЧС, то они могут воспользоваться льготами по погашению ранее взятых кредитов. Ожидается, что уже в текущем году поголовье свиней будет восстановлено.

Закон что дышло

В Национальном союзе свиноводов (НСС) считают, что спасти отрасль от кризиса, а ЛПХ от «вымирания» можно лишь созданием единой ветеринарной службы, усилением биологической безопасности предприятий, опять же решением проблемы диких кабанов и совершенствованием законодательства в отношении личных подсобных хозяйств. По словам генерального директора НСС Юрия Ковалева, в настоящее время на федеральном уровне никаких ограничений на содержание свиней в ЛПХ нет, хотя согласно закону «О ветеринарии» действующие ветеринарные требования обязательны для всех владельцев животных. Юридическая коллизия состоит в том, что закон наделяет Минсельхоз полномочиями вводить правила, обязательные для всех, но в то же время другой закон — о личных подсобных хозяйствах — запрещает доступ на территорию подворий без согласия владельцев.

Практики надеются, что законодатель устранит противоречие, и если свиньи из ЛПХ будут подвержены общему учету, идентификации и контролю, то можно обойтись и без запретов. В целом же перспектива такова, что в случае урегулирования всех этих вопросов из нынешнего количества личных подсобных хозяйств, которые произвели в минувшем году порядка 700 тыс. т свинины, гарантированно выживет примерно половина, принявшая новые правила игры. И тогда не повторится достойный сожаления эпизод, когда из-за единичного случая АЧС на одном из подворий насмарку пошли утомительные трехлетние переговоры с китайцами о поставках в Поднебесную российской свинины.

Однако тревожная картина с африканской чумой свиней вовсе не означает, что мы останемся без грудинки, свиных отбивных и ребрышек на углях. Вопреки всем невзгодам отрасль стремительно развивается в отличие от птицеводства, которое несколько «подустало» от бурного роста предыдущих лет. По предварительным прогнозам Национального союза свиноводов, прибавка за прошлый год должна составить 7–8%. Объем производства во всех хозяйствах оценивается более чем в 3,7 млн т в убойном весе. А по данным Росстата за период января-ноября 2018-го производство свиней на убой в сельхозпредприятиях выросло на 9,3%, птицы — только на 0,7%.

Динамика развития отрасли свидетельствует, что с 2005 года потребление свинины у нас в стране практически удвоилось и не за счет импорта. Он как раз существенно сократился. Если в 2012 году мы завозили более 1 млн т свинины, то в прошлом году — порядка 100 тыс. т. Ошибкой было бы думать, что мяса стало больше из-за активного применения стимуляторов роста, антибиотиков и иной химии. Дело, скорее, в успехах генной инженерии и улучшении пород. В ЛПХ на откорм обычного хряка до убойного веса уходит в среднем 270 дней, а боров новых пород справляется с такой задачей примерно за 160 дней.

Держать нос по ветру

Но бурный рост, как показывает опыт птицеводства, таит в себе опасность того, что маятник однажды может качнуться в обратную сторону. Синекура высоких закупочных цен рано или поздно закончится, и выживут только те хозяйства, которые сумеют вовремя модернизироваться. Собственно, Национальный союз свиноводов уже предупредил Минсельхоз, что грядет закрытие целого ряда свиноводческих предприятий. И несмотря на это, несмотря на подорожание кормов, отрасль планирует увеличить производство к 2022 году еще на 1,1 млн тонн. А растущие затраты на экологию, биобезопасность не помешают в ближайший период снизить цены на продукцию примерно на 15%.

Базой для дальнейшего роста мог бы стать экспорт. И предпосылки для этого есть. Население планеты растет и все больше нуждается в продовольствии. С другой стороны свинина остается основным источником животного белка для жителей многих стран Азии. Да, там есть свой производитель и потребитель свинины — Китай (50% мирового производства и потребления). Но дело в том, что АЧС добралась и туда. В КНР начался активный процесс распродажи поголовья, что провоцирует снижение цен на мясо. Вечно продолжаться это не может, и страна скоро столкнется с дефицитом свинины. Европейцы и бразильцы уже жадно облизываются в ожидании благоприятного момента. Нашим свиноводам тоже надо быть наготове.

Леонид Тимофеев

«Новый вторник»

 

Добавить комментарий