Москва
11°
Преимущественно облачно

Черный сентябрь

 

Диверсия в Аравии угрожает всей мировой экономике

Цены на нефть пережили рекордный в XXI веке единовременный рост, подскочив на торгах 16 сентября на 19%. Атака хуситов на саудовские нефтеперерабатывающие мощности по своему эффекту для нефтяного рынка превзошла все ближневосточные потрясения прошлого, включая исламскую революцию в Иране и вторжение войск Саддама Хусейна в Кувейт. Никто пока не может сказать точно, когда Саудовская Аравия сможет восстановить разрушенное производство, но мир закладывается на долгую задержку. Лишь в Америке в ус не дуют: президент Дональд Трамп отреагировал традиционным твитом, провозгласившим, что нефти в избытке, и параллельно распорядился распечатать стратегические резервы.

Ценовой взрыв

Торговая сессия в понедельник в Лондоне открылась беспрецедентно. Марка Brent в течение нескольких минут взлетела на $12 за баррель, до $71,95. Рост в долларовом выражении стал рекордным в истории рынка с 1988 года. Марка WTI тоже отстала не сильно, добравшись до отметки $65 за бочку. Впоследствии часть этого подъема была отыграна, цены опустились до $68 и $63 за баррель соответственно.

Взлет на нефтяном рынке был столь значительным, что по касательной зацепил и другие активы. В частности, подорожали американские государственные облигации и золото. В цене прибавили некоторые валюты, в основном сырьевых держав — российский рубль (поднялся на 0,8% к доллару), а также канадский доллар и норвежская крона. Фьючерсы на бензин в США подскочили на 13%.

Фото: REUTERS/Toby Melville

Рывок оказался рекордным, потому что и ожидаемый срыв поставок будет исключительным в мировой истории. Йеменские боевики-хуситы, управлявшие поразившими нефтебазу в саудовском Абкайке беспилотниками, выступили, как говорится, «на все деньги», одним махом убрав с мирового рынка более 50% производства «черного золота» Саудовской Аравией — 5,7 млн баррелей в сутки. Для сравнения, начало ирано-иракской войны в 1980 году привело к остановке мощностей в 4,1 млн баррелей в день, вторжение иракских войск в Кувейт в 1990-м — 4,3 млн баррелей, а исламская революция в Иране — 5,6 млн баррелей.

Сейчас весь мир с напряжением следит, сможет ли Саудовская Аравия восполнить недостающие объемы нефти. Представители государственной нефтяной компании Aramco уверяют, что им по силам вернуть в оборот около 2 млн баррелей в сутки в течение ближайших дней или даже часов. Сделано это будет за счет коммерческих запасов. Проблема в том, что в последнее время саудовские резервы существенно сократились и находятся на многолетних минимумах. В любом случае полностью покрыть всю недостачу они не смогут. И на данный момент четкого ответа о том, когда будет восстановлено снабжение через Абкайк (или будет найдена замена ему через другие саудовские заводы), нет ни у кого. Принц Салман, премьер-министр страны и фактический руководитель ее нефтяной отрасли, от комментариев о восстановлении разрушенного производства отказался.

ОАЭ не спасут

Всё это заставляет посмотреть на карту мира и поискать государства, готовые подхватить упавшее из рук Саудовской Аравии знамя. Что будет непросто, ибо саудовцы в последнее время были маркет-мейкерами, свободно определявшими цены и объемы поставок, по крайней мере в Евразии. Россия и до разгрома абкайкских мощностей опережала Эр-Рияд по объему добычи, но в РФ из-за холодной зимы существует сезонный фактор, препятствующий оперативной смене размера поставок, а кроме того, значительная часть производства сосредоточена в руках частников, которым нельзя просто взять и приказать добывать больше или меньше.

Если оценить возможности стран ОПЕК, то после январского снижения объемов производства по соглашению ОПЕК+ добыча была уменьшена на 1,2 млн баррелей в день. А общие резервные мощности по добыче этой организации, по данным Международного энергетического агентства (МЭА), составили в середине года около 2,2 млн баррелей в день. Однако более половины этих объемов приходится как раз на Саудовскую Аравию, и пока неизвестно, пострадали ли они в итоге нападения на Абкайк. Из остальных следует выделить Объединенные Арабские Эмираты, которые в потенциале могут производить 3,5 млн баррелей в день, но в реальности добывают только 3 млн.

 

Фото: REUTERS/Nick Oxford

У остальных всё намного хуже. Ирак последние годы наращивал добычу, особо не ограничивая себя в условиях договоренностей ОПЕК+, и имеет определенный потенциал, но скорость роста производства нефти в этой стране должна соответствовать общему развитию индустрии. Это значит, что для увеличения добычи еще на миллион баррелей в сутки Багдаду потребуются многие месяцы, если не годы. В Ливии продолжается гражданская война, а в Катаре нефтедобыча достигла пика около 10 лет назад.

Есть две страны, в отношении которых действуют санкции, — Иран и Венесуэла. В качестве одного из возможных решений называется временное ослабление Америкой санкционного режима для этих государств. Но в случае с Ираном это будет выглядеть странно, учитывая, что именно на Тегеран возлагают конечную ответственность за удары, нанесенные его протеже и единоверцами хуситами. Что касается Венесуэлы, то ее нефтяная отрасль находится в таком состоянии, что отмена санкций едва ли позволит увеличить добычу больше чем на несколько сотен тысяч баррелей и то не сразу.

В плюсе — США и Россия

Остаются, собственно, два лидера мировой индустрии — Россия и США. В последнее время представители нефтяной индустрии России неоднократно заявляли о том, что сделка ОПЕК+ для нашей страны невыгодна, так как компании из-за нее теряют долю мирового рынка. В частности, такую позицию озвучивает президент «Роснефти» Игорь Сечин. Хотя по итогам августа, согласно данным Reuters, нефтедобыча в РФ составляла около 11,3 млн баррелей в сутки, что на 100 тыс. баррелей больше целевого показателя ОПЕК+, возможность еще увеличить ее имеется за счет ряда новых проектов. В то же время едва ли в обозримом будущем получится нарастить производство более чем на полмиллиона бочек в день при всем желании.

США сейчас также оказались в удобном положении. Подорожание нефти однозначно выгодно американским сланцевым производителям, которые в последние месяцы чувствовали себя не очень комфортно из-за цен, немногим превышающих средний уровень рентабельности. Сейчас ситуация изменилась, и теперь благодаря атаке йеменских беспилотников впервые за последние 50 лет Америка оказалась в положении страны, которая может в случае кризиса регулировать своими поставками мировой нефтяной рынок. Президент Дональд Трамп в своем микроблоге в Twitter написал заглавными буквами «Полно нефти», с одной стороны, успокаивая рынок, с другой — демонстрируя новообретенный статус. На данный момент США добывают около 12 млн баррелей в сутки (с учетом газового конденсата), и им по силам в нынешней ценовой конъюнктуре и дальше увеличивать добычу.

Фото: REUTERS/Nick Oxford

Тем не менее дело это небыстрое, а нефть нужна уже здесь и сейчас. Кроме того, есть и еще один нюанс: американская сланцевая нефть в основном является легкой, тогда как большинство мировых НПЗ заточены на переработку более тяжелой арабской нефти. Без учета свойств сырья просто складывать и вычитать его объемы бессмысленно. И это наглядно показывает увеличившаяся почти на 40% разница в цене между американским биржевым сортом WTI и североморским эталоном Brent, более актуальным для Евразии.

Доверия больше нет

Оперативно закрыть возникший разрыв за счет поставок свежей нефти с месторождений, таким образом, не удастся даже в случае объединения усилий всего мира. Восполнять нехватку придется за счет уже сформированных стратегических и коммерческих запасов. Трамп распорядился распечатать стратегический резерв США, который составляет около 600 млн баррелей и способен обеспечить бесперебойное снабжение нефтью даже в случае полного прекращения внешних и внутренних поставок в течение месяца. Общие же запасы всех стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) составляют около 3 млрд баррелей, что на 20 млн баррелей больше среднего показателя за последние пять лет. Уверенность в достаточности коммерческих и стратегических запасов для покрытия краткосрочного дефицита выразил и министр энергетики России Александр Новак.

Однако и эти запасы не вечны, и если ремонтные работы в Саудовской Аравии затянутся, мировой рынок нефти это, безусловно, почувствует. Хотя бы из-за того, что после восстановления арабских поставок резервы нужно будет восполнять, что означает повышенный спрос. Коварство ситуации заключается еще и в том, что удары по НПЗ в Абкайке сильно подорвали доверие инвесторов к надежности экспорта из Саудовской Аравии. По оценке аналитиков голландского банка ING, которых цитирует The Financial Times, теперь в цену на нефть могут закладываться риски, связанные с перебоями поставок из-за нового удара хуситских или каких-либо еще диверсантов.

Некоторые специалисты уже предсказывают повышение цен на нефть до $100 за баррель. Другие, в частности аналитики Citigroup, демонстрируют большую осторожность и ожидают подорожания «черного золота» примерно на $10. Это выглядит не так катастрофично, но проблемы тоже может вызвать немалые. Мировая экономика сейчас балансирует на грани рецессии, и довольно сильный рост цен на нефть может подтолкнуть ее к обрыву. А главное — разные части света пострадают неравномерно. На данный момент главными проигравшими (помимо самих саудовцев) являются Китай и другие страны Восточной Азии, которые ориентированы именно на импорт нефти из государств Персидского залива. Для них повышение цен может быть куда более ощутимым. Может возникнуть невероятная ситуация, когда кучка партизан, вооруженных не самыми совершенными беспилотниками, может поставить на колени всю мировую экономику. Перспектива на будущее, мягко говоря, безрадостная.

Дмитрий Мигунов

По материалам: «Известия»

 

Добавить комментарий