Москва
22°
Преимущественно облачно

«Чисто политический проект»

 

Reuters рассказал о проблемах бизнеса «Роснефти» в Венесуэле

С 2010 года «Роснефть» вложила в венесуэльские проекты $9 млрд, но пока не покрыла расходы, подсчитал Reuters. Главным мотивом инвестиций был политический, говорят собеседники агентства. В российской компании материал назвали «бабьими сплетнями».

С 2010 года «Роснефть» инвестировала в проекты в Венесуэле $9 млрд (в виде кредитов, покупок долей в проектах и расходов на эти проекты), подсчитало агентство Reuters, основываясь на ежегодных докладах компании и ее внутренних документах. При этом покрыть эти расходы компании пока не удалось, делает вывод агентство — к концу 2018 года «Роснефть» потратила на $1,5 млрд больше, чем заработала. Документы компании до 2015 года, с которыми ознакомился Reuters, свидетельствуют, что российская компания считала, что ее венесуэльский партнер — государственная нефтяная компания PDVSA — задолжала сотни миллионов долларов от деятельности совместных предприятий.

Источники Reuters, близкие к «Роснефти» и связанные с ее венесуэльскими проектами, утверждают, что «Роснефть» инвестировала в проекты в Венесуэле только по политическим мотивам — для того, чтобы поддержать правящий в стране режим (сначала Уго Чавеса, а потом — Николаса Мадуро). Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в разговоре с Reuters подчеркнул, что Кремль не заставлял «Роснефть» инвестировать в Венесуэлу. Представитель компании Михаил Леонтьев уже после публикации статьи Reuters назвал изложенную в ней информацию «дешевым враньем и бабьими сплетнями», отметив, что цифры, которые приводит агентство, ни на чем не основаны.

 

Российская компания, утверждает Reuters, в своих венесуэльских проектах сталкивалась с серьезными организационными и финансовыми проблемами, причем эти проекты не оправдывали ожиданий российской стороны по добыче. В 2012 году «Роснефть» в составе консорциума, в который входили «Сургутнефтегаз», «Газпром нефть» и «Лукойл», приобрела 40% в венесуэльском месторождении Хунин-6 на берегах Ориноко (остальное принадлежало PDVSA). К концу года было пробурено только 6 скважин из запланированных 47 — мешали протесты местных жителей и тот факт, что PDVSA, не спросив российских партнеров, остановила и увезла одну из четырех буровых вышек. Для покрытия социальных нужд местного населения PDVSA без согласия «Роснефти» в 2012 году взяла из бюджета проекта $12 млн (при этом на участке в районе добычи проживало лишь 350 человек). Получение запчастей, которые поставляла «дочка» PDVSA Bariven, могло занимать до полутора лет. В итоге объем добычи за весь 2012 год на месторождении составил около 21 000 баррелей — «Роснефть» рассчитывала, что примерно таким будет суточный объем добычи. Собеседники Reuters говорят, что проект по-прежнему проблемный — рабочие там лишены базовой экипировки, включая ботинки, перчатки и каски. В 2012-2014 годах «Сургутнефтегаз» и «Лукойл» вышли из проекта, их долю, по оценке аналитиков, «Роснефть» выкупила за $300 млн. Один из членов правления «Газпром нефти» называл «Хунин-6» «коммерчески бессмысленным» проектом.

Фото Валерия Шарифулина / ТАСС

Другая проблема, с которой «Роснефть» столкнулась в Венесуэле, – занижение PDVSA объемов поступлений от продажи нефти с совместного предприятия «Потромонагас» на $700 млн (на это российской компании указывали ее собственные аудиторы).

Один из бывших сотрудников «Роснефти» рассказал Reuters, что глава компании Игорь Сечин часто просит показать сообщения, адресованные Мадуро, и добавляет в них фразу «Viva la Revolucion!».

Согласно отчетности компании за 2018 год, PDVSA должна «Роснефти» $2,3 млрд — этот долг должен гаситься поставками нефти из Венесуэлы. На государственном уровне Венесуэла на ноябрь 2017 года была должна России $3,15 млрд. Тесные связи PDVSA с Россией подчеркивает тот факт, что компания решила перенести свой европейский офис из Лиссабона в Москву на фоне политического кризиса в Венесуэле (где наряду с действующим президентом Мадуро временным главой государства себя называет оппозиционер Хуан Гуаидо, которого уже признали США и большинство западных стран). Связи между PDVSA, которая с января работает под американскими санкциями SDN, и «Роснефти» недавно подверглись критике госсекретаря США Майка Помпео. Игорь Сечин «продолжает протягивать спасательный круг», негодовал глава американского внешнеполитического ведомства в разговоре с журналистами. В «Роснефти» подчеркнули, что санкционный режим не нарушают — реализацией добычных проектов и поставок нефти осуществляется в соответствии с действующими рыночными контрактами, заключенными задолго до введения США санкций. По данным The New York Times, «Роснефть» перешла на бартерные отношения с PDVSA — она якобы снабжает венесуэльскую компанию «жизненно важными» для нее нефтепродуктами в обмен на сырую нефть.

По материалам: «Forbes»

 

Добавить комментарий