Проблемы государства имеют системный характер, и только внутренние изменения смогут привести к стабильному экономическому росту в России

Международное рейтинговое агентство S&P по достоинству оценило вклад российского государства в стабильность экономики. Сохранив долгосрочный инвестиционный рейтинг России на уровне BBB-, агентство по традиции указало на слабость рыночных институтов и усиление позиций государства. Вроде бы похвалили, но осадок все-таки остался.

В России роль государственного сектора на самом деле слишком велика. Вклад госсектора (с учетом компаний с госучастием в капитале) в формирование ВВП уже с 2016 года превышает 70%. Но это вроде бы уже никого не удивляет и воспринимается как норма. Тезис о чрезмерном участии государства в российской экономике, равно как и предположение о его негативном влиянии, кажется, уже не требует подтверждения.

Эффект слона

В рыночной экономике, которая должна расти за счет создания и развития новых технологий, производства материальных благ, товаров с высокой добавленной стоимостью и услуг прикладного характера, то есть создавать товары широкого потребления, роль государства должна быть значительно ограничена.

Государство двигает фундаментальные отрасли и обеспечивает контроль и надзор за прикладными индустриями, но в потребительском секторе оно становится «слоном в посудной лавке». Роли арбитра и пожарного, вмешивающихся в моменты кризисов, а в остальное время обеспечивающих равенство перед законом, для правительства должны быть основными. В остальном ему следует придерживаться принципа невмешательства в развитие экономики.

Однако в ресурсозависимых экономиках, где доля экспорта сырья занимает свыше 30% доходов государства, например, в России, Саудовской Аравии и Катаре, мобилизация экономического роста происходит иначе. Соответсвенно, и роль государства иная.

В таких странах, по большому счету, рост может происходить только благодаря повышению стоимости этих ресурсов, в то время как, к примеру, США используют модель экспорта финансовых услуг и ВПК, которые имеют высокую добавочную стоимость и дают очень высокий доход при небольшой ресурсоемкости.

Сама модель ресурсоэкспортной экономики направлена на то, чтобы просто распределять имеющиеся ресурсы, а не создавать новое.

Система полумер

В сложившейся в России национальной модели экономики все налоговые изменения сводятся к латанию дыр в слабом бюджете. Пример тому — увеличение НДС с 18% до 20%, что довольно существенно.

Понятно, почему выбрали НДС: во-первых, его проще администрировать; во-вторых, государство добилось значительных успехов с помощью организации работы ФНС. Но НДС — это фактически налог на конечное потребление, показатель, наиболее чувствительный для бизнеса с высокой добавленной стоимостью, то есть наиболее эффективного бизнеса. Повышение НДС приведет не только к сокращению негосударственного потребления и снижению темпов роста, но и отложит время рывка к экономическому благополучию.

Еще одна проблема касается повышения пенсионного возраста. Уже не раз предлагалось вынести на обсуждение те цифры, которыми правительство убеждает себя в необходимости такого шага, потому что все еще не до конца понятно, почему был выбран этот путь. Особенно на фоне того, что почти все страны с повышенным порогом выхода на пенсию после трех-четырех лет передышки получили еще большие проблемы в росте обязательств, безработицы среди молодежи и скрытой безработицы среди старшего поколения.

Проблемы государства имеют системный характер, и только изменения в нем самом приведут к стабильному экономическому росту. Цифры говорят о том, что правительство пытается изменить существующий порядок вещей и прогресс на отрезке в несколько лет уже ощутимо заметен. Но в то же время коррупция и многочисленные «дыры» в законах не позволяют эффективнее управлять государственным бюджетом.

Принятая модель сбора средств в него, как и бухгалтерский подход к налогам и сборам, позволяет собирать деньги, но распределение производится с потерями от 10% до 20% по госпрограммам и конкретным контрактам. В момент выделения денег проблем уже нет, а вот на этапе их выдачи конкретным получателям теряются сотни миллиардов рублей.

Небольшая доля субъектов малого и среднего бизнеса, которые значительную часть доходов скрывают в тени и не платят налоги, — это тоже лишь верхушка айсберга. В этом секторе работает 16 млн человек, большая часть которых находятся вне налоговой системы.

К сожалению, до сих пор большая часть бизнеса руководствуется «понятиями», поэтому перевод части производств из государственного управления в частные руки приведет к потерям от перехода в «теневой» рынок. Этот процесс часто используется для оптимизации издержек, но он не приносит эффективной отдачи государству и обычным гражданам.

Таким образом, государство давит на бизнес и управляет предприятиями в экономике недостаточно эффективно, а бизнес не платит все налоги, поэтому общий итог у обоих направлений остается нейтрально-негативным. Остается только одно — дождаться, когда одна из моделей покажет свою практическую состоятельность на конкретных данных, и выбрать ее. Пока же придется пользоваться существующей моделью с учетом государственного и частного бизнеса, пытаясь улучшить ее по отдельным направлениям.

Экономический тупик: почему нужно повышать пенсионный возраст

Источник