Москва
15°
Переменная облачность

Пять типов журналистов и один президент

 

Что нового сказал Путин

Как порядочный человек Владимир Путин когда-нибудь будет обязан жениться — из всех «сенсаций» большой президентской пресс-конференции-2018 дольше всего в людской памяти, как я подозреваю, останется именно это шутливо-торжественное обещание гаранта Конституции.

В этой новости не хватает серьезного компонента? Имени избранницы. Действительно не хватает. Но традиционное декабрьское общение ВВП с ордой орущих и потрясающих плакатиками журналистов уже давно вышло за рамки привычного для всего остального мира формата взаимодействия первого лица страны с «четвертой властью».

Мой друг и соученик по факультету журналистики МГУ Александр Братерский недавно выделил пять типов корреспондентов, которые в обязательном порядке присутствуют на любой ежегодной итоговой путинской пресс-конференции.

Тип первый. Всякого рода «трэшеры», которые либо мелют чепуху, либо начинают со слов «Дорогой, любимый вы наш!»

Тип второй. Решальщики-пиарщики (яркий пример — пресловутый «Вятский квас»).

Тип третий. Региональные корреспонденты, которые с помощью обмена репликами с ВВП иногда пытаются решить разные проблемы своих территорий.

Тип четвертый. Журналисты, задающие вопросы по поводу каких-либо серьезных глобальных международных или общенациональных проблем.

Наконец, тип пятый — самый редкий. Сотрудники СМИ, задающие по-настоящему острые вопросы.

На большой путинской пресс-конференции декабря-2018 все эти пять типов были представлены просто в потрясающем изобилии.

Как вам, например, дама из «Евразийского женского форума», которая с самым серьезным видом сообщила, что «для женщин мира» было крайне важно, что уважаемый Владимир Владимирович посетил какое-то их там мероприятие. Эй, женщины мира! Для вас это действительно «крайне важно»?

А может быть, вас больше впечатлила другая дама — из некоего ООО «Доступный спорт детям?» Этой девушке палец в рот явно не клади. Из уточняющих вопросов ВВП выяснилось, что представляет она вовсе не СМИ, а самую что ни на есть коммерческую организацию. Но это не помешало ей заручиться обещанием президента решить с помощью и.о. губернатора Санкт-Петербурга нужный ей вопрос на 11 миллионов рублей. Сотрудники всех ООО страны, трепещите и завидуйте! А вам такое по плечу?

А теперь я неохотно наступаю на горло своему чувству юмора и перехожу к разговору о затронутых на президентской пресс-конференции серьезных проблемах. «Наверное, можно сказать, что 2018 год прошел под знаком…» — когда корреспондент ТАСС открыл общение президента со СМИ подобной преамбулой, я в уме продолжил ее фразу словами «2018 год прошел под знаком пенсионной реформы». Продолжил — и не попал. Оказывается, 2018 год «прошел под знаком национальных проектов, на которые планируется потратить баснословные деньги».

 

А вот вопроса про пенсионную реформу, которого я так ждал, мне пришлось ждать очень долго — почти два с половиной часа. И прозвучал этот вопрос в череде других вопросов-скороговорок в исполнении по-хорошему «безбашенного» журналиста из Владивостока.

Фото: Наталия Губернаторова

Не знаю, что так подействовало на ВВП. Возможно, это была блестящая по своей наивности постановка вопроса: мол, не отменить ли нам вообще эту самую пенсионную реформу? Возможно, что-нибудь другое. Но, так или иначе, путинский ответ по пенсионке показался мне даже еще более ярким и четким, чем во время его телевизионного обращения 30 августа: «Если бы не сложившиеся тенденции, я бы никогда не позволил этого сделать!»

В такой президентской позиции нет ничего по-настоящему нового? Абсолютно правильно, нет. Но «по-настоящему нового» было мало и в высказываниях президента по другим ключевым проблемам нашей жизни.

И нет, это не критика и даже не упрек. Бесконечный поиск нового, еще более нового, совсем нового и меганового не может быть самоцелью в политике. Иногда в политике очень важно просто «выдерживать курс»: несмотря на все препятствия, четко следовать заранее оговоренному плану. По моим ощущениям, Путин считает: сейчас наша страна переживает именно такой период времени. 20 декабря 2018 года мы снова увидели лидера, абсолютно уверенного в своей правоте, — политика, который ничему не удивляется и твердо убежден в том, что у России «полет нормальный».

Известный британский государственный деятель Энох Пауэлл как-то раз сказал: «Политик, который жалуется на журналистов, подобен капитану корабля, который жалуется на море». Путин на моей памяти на журналистов никогда не жаловался — разве что в подчеркнуто шутливой форме: «Их прислали подглядывать, а они подслушивают. Некрасиво!» Но в путинской карьере были моменты, когда журналистам явно удавалось вывести его из себя. В этот четверг таких моментов не было — хотя Путин по собственной инициативе предоставлял право задавать вопросы журналистам, про которых было заранее известно: «сахарина» не будет.

В.Путин: «Вы, по-моему, с Украины?»

Д.Песков: «Да, это наш коллега с Украины».

В.Путин: «Да, мои коллеги мне говорили, лучше не давать ему слова, потому что он скандал устроит. Вы хотите скандал устроить, нет? Пожалуйста, давайте!»

С первого раза «устроить скандал», правда, не получилось. Принятый было за «скандального украинца», журналист оказался мало того что россиянином, так еще и представителем крайне лояльного к власти СМИ. Но Путина такой поворот событий не устроил. В ответ на вопрос он произнес: «Все-таки я попрошу дать микрофон коллеге с Украины».

«Коллега с Украины» — обязательный участник путинских итоговых пресс-конференций Руслан Цимбалюк — хотя и пообещал, получив микрофон, что «скандала не будет», свое обещание тут же нарушил: «Владимир Владимирович, я хотел спросить: а сколько вы тратите денег на оккупированный Донбасс? Там же нищета под вашим руководством, а люди превратились в рабов России!»

Какой политик специально создает все условия для того, чтобы ему задали подобный «добрый» вопрос? Политик, который заранее уверен, что он все равно выиграет в словесной дуэли. И пусть в данном случае это оказалось очень просто. Руслан Цимбалюк сам убил свой гневный и обличительный пафос, ударившись в размышления о том, что, анализируя рейтинги кандидатов в президенты Украины, Путин «тем самым вмешивается в избирательный процесс, как когда-то делал в Соединенных Штатах».

Убийственные обвинения? Скорее комические, если оценивать их объективно. Но Путин не мог заранее знать, что его «украинский коллега» атакует его столь неэффективно.

Путин ждал серьезной агрессивной атаки, будучи абсолютно уверен в своих способностях «отбить удар» — и враждебно настроенного украинского журналиста и, если переходить на принципиально иной уровень игры, враждебно настроенного Запада. Надеюсь, что такая путинская оценка своих способностей оправданна. Ведь ВВП, по его собственному признанию, еще надо жениться — а еще и удачно вывести свою страну из пике конфликта с Западом.

Михаил Ростовский

По материалам: «Московский комсомолец»

 

Добавить комментарий