Москва
Преимущественно облачно

Санкции космического масштаба

 

Пентагон запрещает работать с Россией

Что ждет сотрудничество России и США в космосе.

С начала 2023 года российским государственным и частным компаниям будет закрыт выход на американский космический рынок. Ни одна коммерческая компания не сможет воспользоваться российскими ракетами-носителями для вывода на орбиту космических аппаратов спутниковой связи. Как так получилось, что Пентагон диктует, с кем работать коммерческим компаниям, почему запрет начнет действовать только через два с половиной года и сильно ли это ударит по российской космонавтике, — в материале «Известий».

Военный запрет

Для начала немного подробностей, чтобы понимать, насколько широк принимаемый документ. Пентагон четко указывает пять стран, услугами которых для проведения космических запусков запрещено будет пользоваться с 31 декабря 2022 года. В список вошли Россия, Китай, Сирия, Иран и Судан. Нужно понимать, что список составлялся по принципу «пиши всех на всякий случай», ведь у Судана нет своей космической программы и вряд ли она вообще будет создана в ближайшие годы. То же самое справедливо для Сирии и Ирана, хотя последний уже выводил космические аппараты на орбиту. Реально же запрет касается лишь России и Китая.

Пентагон — штаб-квартира министерства обороны США. Фото: Global Look Press/Ludmila Pakhomova

Китай в вопросах космонавтики для американцев уже давно «пария». США практически не сотрудничают с ним, даже в исключительно научных проектах. Поднебесной от этого запрета, прямо скажем, ни жарко ни холодно, это лишь подтверждение существующей в настоящее время ситуации.

Иное дело Россия: еще несколько лет назад мы запускали большое количество космических аппаратов в интересах американских структур, как коммерческих, так и государственных. Насколько же сильно ударит по «Роскосмосу» этот запрет?

На первый взгляд он совсем не касается России, ведь речь в нем идет о запусках в интересах Пентагона, а военные спутники американское министерство обороны запускает исключительно при помощи своих же носителей. Раньше по условиям Национальной программы космической безопасности (NSSL) оно пользовалось лишь услугами компании United Launch Alliance (ULA), совместного предприятия, принадлежавшего «Боинг» и «Локхид Мартин». Несколько лет назад к военным запускам была допущена частная компания SpaceX. Россия же не запускает американские военные спутники. Тогда зачем нужен этот запрет?

Прежде всего это очень четкий сигнал для американских коммерческих компаний, особенно сотрудничающих с министерством обороны. Например, Пентагон закупает большую часть спутниковых снимков у частных компаний, и если эти компании используют для запусков российские ракеты-носители, то могут лишиться выгодных контрактов с военными. Вот и получается, что вроде напрямую запрет не относится к коммерческим компаниям, а повлияет в итоге достаточно сильно.

Запуск ракеты Falcon 9 SpaceX у побережья Флориды. Фото: Global Look Press/SpaceX

Формально у России остается возможность запускать коммерческие американские аппараты, не связанные со спутниковой связью и Пентагоном. В реальности же, скорее всего, таких заказов не будет из опасения американских компаний «как бы чего не случилось».Кто хочет ссориться с министерством обороны?

Падающего подтолкни

Однако если посмотреть статистику запусков российскими ракетами-носителями за последние несколько лет, то можно увидеть, что американские космические аппараты стали у нас очень редкими гостями. За 2015 и 2016 годы — вообще ни одного запуска американских спутников, 2017 год — один геостационарный спутник Echostar 21, ну и россыпь небольших аппаратов Lemur в 2018 году. Поэтому сказать, что запуски американских спутников составляют серьезную долю в прибыли от коммерческой деятельности «Роскосмоса», просто нельзя.

Произошло это, правда, сразу по нескольким причинам, не только административным. Свою роль сыграла и репутация «Протонов», как не самых надежных носителей, и выход на рынок частной компании SpaceX с очень выгодными расценками. Отдельно стоит вопрос удобства — пользоваться американской компанией для американских же заказчиков гораздо проще в силу более простой логистики и контроля.

 

«Протон» — ракета-носитель тяжелого класса, предназначенная для выведения автоматических космических аппаратов на орбиту Земли и далее в космическое пространство. Фото: Global Look Press/Roscosmos

Так или иначе против российской космонавтики сыграл целый набор различных причин, как административных, так и экономических. В настоящее время «Роскосмос» потерял лидерство по количеству запусков, и произошло это во многом из-за потери коммерческой американской доли рынка. Поэтому запрет Пентагона уже ни на что особо не повлияет, передел состоялся до него, и у России и без политических ограничений было очень мало шансов вернуть себе прежние позиции.

Причины и последствия

Сложнее всего сейчас спрогнозировать, как этот запрет может повлиять на, казалось бы, мало связанные с ним вещи. Например, один из серьезных вопросов, не повлияет ли это на планы проекта OneWeb запускать свои спутники для создания доступа к широкополосному интернету по всему миру при помощи российских носителей.

Теоретически ничего общего — компания британская, Пентагон тут вообще ни при чем. Но в составе инвесторов есть американские компании, и если американское министерство обороны намекнет, что не будет пользоваться услугами OneWeb из-за сотрудничества с русскими, ситуация может кардинально измениться.

Тот же вопрос касается и проекта «Морской старт», он принадлежит частной российской компании S7 Space и никак не связан с «Роскосмосом». По идее, ограничения, вводимые запретом, не должны его коснуться. Однако в реальности, а особенно после недавно обнародованного Дмитрием Рогозиным решения перевести пусковую платформу из Лос-Анджелеса во Владивосток, всё может пойти не так.

Модель спутника Airbus OneWeb. Фото: REUTERS/Regis Duvignau

В итоге можно сделать вывод, что запрет Пентагона — это не столько реальная забота о своем государстве, сколько политическая дубинка, удобный аргумент для ведения переговоров с «Роскосмосом» и российским правительством с позиции силы. Мы знаем, что космоса без политики не бывает, но это тот самый случай, когда политика выходит на первое место.

Не сразу, но потом

Отдельно стоит поговорить о странном сроке начала действия запрета — 2023 год. Казалось бы, если уж взялся за обеспечение безопасности, то надо решать незамедлительно. Но нет, запуски при помощи российских носителей станут «опасными» лишь спустя два с половиной года. У такого отложенного решения есть две причиныи обе прозрачны.

Первая — это необходимость покончить с американской «зависимостью» от российских двигателей РД-180, выпускаемых «Энергомашем». В настоящее время заменой занимается компания миллиардера Джеффа Безоса Blue Origin, но ей нужно еще минимум пару лет, чтобы доработать метан-кислородный двигатель BE-4 и провести все необходимые испытания. Пока же российские двигатели РД-180 по-прежнему закупаются для ракет-носителей «Атлас V», и все американские санкции и запреты осторожно обходят эти контракты.

Кроме того, американская космонавтика в ближайшие годы должна пополниться несколькими новыми ракетами — Vulcan от ULA (как прямая замена «Атлас V»), New Glenn от Blue Origin и OmegA от Northrop Grumman. Ну и тогда уже точно проблем с невозможностью вывести на орбиту космический аппарат любого калибра в США не будет.

Туристическое судно Blue Origin Space. Фото: Global Look Press/Ferrari

Также отложенный запрет — это всегда очень удобный ход для любых переговоров. Вспомним ситуацию с китайской корпорацией Huawei, когда американцы наложили строжайший запрет на сотрудничество с ней, а потом отложили на несколько месяцев, как приглашение к переговорам и возможность поторговаться.

Тропою разрушений

Отношений NASA и «Роскосмоса» на первый взгляд этот запрет коснуться не должен — он не затрагивает межгосударственные программы. Но это только на первый взгляд, в реальности же общение двух организаций дополнительно усложнится. Когда одна сторона бьет другую всеми доступными методами, очень сложно оставаться в стороне и не переносить это на рабочие проекты.

В целом в этом запрете очень мало реальной заботы о безопасности, зато очень много политики. Переживет ли «Роскосмос» происходящее? Несомненно.

Гораздо хуже, что в современном мире осталось не так много «мостов», позволяющих специалистам из разных стран сотрудничать, несмотря на все политические бури. Космос — один из таких мостов, дающий возможность словно со стороны увидеть мелочность всех геополитических конфликтов в сравнении с большой и очень важной целью — изучением космического пространства. И то, что политики могут разрушить такое сотрудничество, руководствуясь лишь собственной выгодой, — очень и очень нехороший знак.

Михаил Котов

По материалам: «Известия»

 

Добавить комментарий