Москва
Преимущественно облачно

Шесть минус один

 

Как Трампа толкают к войне

Совет управляющих Международного агентства по атомной энергетике 10 июля проведет в Вене встречу, в центре которой будет ситуация вокруг Ирана. Это еще одна попытка уладить конфликт дипломатическим путем, хотя неясно, каков план Белого дома, где президент меняет свое мнение несколько раз за день, а его советники-«ястребы» гнут свою, силовую линию. Наблюдатели считают, что сам Трамп не желает военного исхода, однако он может произойти, так как к этому ведет президента его «свита».

Встреча чиновников Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ) пройдет по просьбе США. Вашингтон требует от организации, которая должна следить за выполнением «ядерной сделки», применить меры к Ирану. Белый дом указывает, что Тегеран стал активно нарушать условия Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе, заключенного в 2015 году.

Иран, действительно, наращивает уровень обогащения урана и уже превысил установленный договором лимит почти на четверть — с 3,67% до 4,5%.

Увеличение уровня обогащения, которое пока еще не выглядит угрожающим, — это ультиматум Ирана странам ЕС. Европейским участникам договора теперь нужно за 60 дней найти путь обхода санкций США, которые сами вышли из соглашения и пока не желают идти на компромиссы.

Соглашение, заключенное в 2015 году, предусматривало постановку ядерной программы Ирана под контроль МАГАТЭ в обмен на снятие санкций. Группа «5+1» первоначально состояла из США, России, КНР, Великобритании и Франции — пяти постоянных членов Совбеза ООН, а также Германии.

В 2018 году президент США Дональд Трамп объявил о выходе из соглашения, посчитав, что сделка не отвечает интересам Америки. Он также анонсировал дополнительные санкции в отношении Ирана. В ответ на это в 2019 году Тегеран объявил о приостановлении выполнения двух пунктов сделки. Иран уже, в частности, начал оставлять в стране большие объемы тяжелой воды, а также заявил, что будет повышать количество обогащенного урана, несмотря на наложенные сделкой ограничения.

Два ястреба, несущие войну

Решение Трампа выйти из ядерной сделки было принято всего через несколько недель после назначения Майка Помпео госсекретарем США, а Джона Болтона — помощником президента по национальной безопасности.

Обоих политиков можно назвать «архитекторами» стратегии Трампа по оказанию «максимального давления» на Иран, которая прекрасно иллюстрирует «ястребиные взгляды», которые и Помпео, и Болтон выражают уже много лет, отмечает в недавней статье Newsweek.

Болтон никогда не скрывал своего негативного отношения к Ирану: работая на должности заместителя госсекретаря США в администрации Джорджа Буша-младшего, он выступал за военное решение иранской ядерной проблемы. В 2015 году, уже работая в экспертном сообществе, Болтон говорил «Газете.Ru», что удар по Ирану вполне может нанести Израиль. «Да, есть риск ответного иранского удара, но суннитские арабские государства, хотя и могут публично покритиковать Израиль, на самом деле будут очень довольны», — говорил он.

В этом же интервью он выражал негативное отношение к заключению соглашения с Ираном администрацией Обамы: «Я считаю, что соглашение — путь к тому, чтобы Иран обладал ядерным оружием. Это большая победа для режима аятолл, которая несет риск распространения ядерного оружия».

Схожих взглядов относительно Ирана придерживается и госсекретарь Помпео, который в январе 2019 года даже заявлял на слушаниях в конгрессе, что Иран связан с суннитской террористической группировкой «Аль-Каида» (организация запрещена в России) (запрещена в РФ), несмотря на то что никаких подтверждений этому нет. Стоит отметить, что предшественник Помпео на этом посту тоже не испытывал больших симпатий к Ирану, но считал, что «ядерную сделку» надо сохранить.

Что же касается президента США Дональда Трампа, то он называл сделку «негодной», однако не был столь радикален и даже заявил, что не желает смены иранского режима и готов заключить новое соглашение по ядерной программе.

Однако в прошлом месяце ситуация накалилась до такой степени, что едва не была развязана война. Тогда Трамп сначала отдал приказ о нанесении ударов, а затем отменил его. Причиной стал сбитый Ираном американский беспилотник стоимостью $140 млн, летавший в иранском воздушном пространстве.

Бывший заместитель госсекретаря США по политическим вопросам во времена администрации Обамы и экс-переговорщик по СВПД Уэнди Шерман считает, что Болтон и Помпео «подталкивают президента к военным действиям» против Ирана.

 

При этом Шерман уверена, что решение Трампа не наносить удары по Ирану в прошлом месяце было, вероятно, вызвано тем, что «он понимал, что это может вызвать более масштабную войну, а более масштабная война не в его интересах». Бывшая чиновница отметила, что «не верит, что президент Трамп хочет войны», но «вокруг него есть люди, которые готовы рискнуть и спровоцировать войну».

Воспоминания о 1979-м и интересы Израиля

Людей с подобными взглядами в консервативных политических кругах США, экспертном сообществе и в окружении самого Трампа немало. Негативное отношение к Ирану сформировано у них тяжкими воспоминаниями о событиях 1979 года.

Тогда группа иранских радикалов, пришедшая к власти после Исламской революции, захватила посольство США и несколько месяцев держала в заложниках группу из 66 человек. Еще одним фактором негативного отношения к Ирану стали обязательства США по защите своего главного ближневосточного союзника Израиля, который многие годы является региональным противником Тегерана. «Иран дает понять, что его цель — получение ядерного оружия — остается на повестке дня, и заставляет относиться к этому серьезно», — говорит в беседе с «Газетой.Ru» депутат кнессета от партии «Наш дом Израиль» Евгений Сова.

В случае заключения новой сделки США хотят потребовать от Ирана покинуть Сирию, так как там иранские вооруженные формирования находятся вблизи израильской территории: «Влияние, которое Иран оказывает на различные группировки на Ближнем Востоке, естественным образом влияют и на безопасность Израиля», — говорит Сова.

Он также считает, что сводить все к противостоянию США и Израиля не стоит: «Есть целая ось стран, куда входят не только США и Израиль, но и подавляющая часть стран Персидского залива, которые сегодня выступают единым фронтом против Ирана».

Нельзя сказать, что европейские страны не разделяют определенных опасений Израиля и США в отношении Ирана. В них также высказывается озабоченность относительно баллистической программы Тегерана. Однако в большинстве европейских столиц придерживаются мнения, что проблемы Ирана надо решать постепенно.

Не теряя надежды сохранить сделку, европейские страны создали специальный механизм для торговли с Ираном в обход санкций США. Тем не менее, по нему пока получается производить лишь поставку гуманитарных грузов.

Но несмотря на попытки европейских участников сделки сдержать ядерную программу, Вашингтон уже заявил, что готов будет пойти на новые санкции против Ирана. Госсекретарь США Майк Помпео 7 июля написал в своем твиттере, что Соединенные Штаты введут новые санкции против Тегерана. По его словам, это станет ответом на развитие Исламской республикой ядерной программы.

«Страны должны восстановить давний стандарт полного отсутствия обогащения для ядерной программы Ирана», — отметил Помпео. Он также добавил, что вооруженный ядерным оружием Иран будет представлять собой огромную угрозу для всего мира.

«Действия Ирана — это расчетливая игра, как попытка упрекнуть Трампа, так и давление на европейских лидеров, которые пытаются спасти ядерное соглашение, чтобы противостоять Соединенным Штатам. Иранцы также могут ставить на то, что Трамп, который проявил слабый аппетит к войне, свернет первым, отменив санкции в обмен на переговоры», — считает обозреватель издания Politico Нахал Тооси.

Дональд Трамп, в свою очередь, заявил, что властям Ирана следует «поостеречься» в заявлениях по ядерной программе. Однако он также говорил, что готов пойти на новое соглашение, которое бы включало в себя не только контроль над ядерной программой, но и ограничение программы баллистических ракет. Вашингтон также хочет, чтобы Тегеран свернул свою деятельность в Сирии, где она угрожает интересам его союзника Израиля.

Дипломатическое спасение сделки еще возможно, но в том случае, если США будут готовы ослабить свои позиции.

На данный же момент и Вашингтон, и Тегеран хотя официально заявили, что стремятся избежать конфликта, продолжают гнуть каждый свою линию. Последнее слово останется за Трампом, который во многом зависит от мнения своих советников Болтона и Помпео.

Их давление вкупе с непредсказуемым поведением Трампа, меняющим линию поведения по два раза на дню, и могут привести к конфликту.

«Трамп находится на пути столкновения с самим собой», — цитирует Newsweek президента и генерального директора International Crisis Group Роберта Мэлли, еще одного ведущего переговорщика экс-президента Барака Обамы по ядерной сделке с Ираном.

«Он находится на пути, который, по его мнению, приведет к переговорам… Я подозреваю, что большая часть его команды знает, что не приведет, или, по крайней мере, это будут не те переговоры, которых он хочет, и это может вызвать военную конфронтацию, которой он определенно не желает, но которой он не сможет избежать», — добавил он.

Мариам Дадашян

По материалам: «Газета.ру»

 

Добавить комментарий