Москва
11°
Облачно

Brexit на грани

 

У Джонсона остался последний шанс

Британскому парламенту удалось разрушить планы премьера Бориса Джонсона о Brexit без сделки. В случае срыва переговоров с ЕС процедура будет вновь отложена — еще на три месяца. Ситуация требует согласия правительства и парламента страны, но сегодня оно кажется недостижимым. Что еще может сделать Джонсон и вмешается ли в процесс королева, рассказывает «Газета.Ru».

Планы премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона осуществить Brexit во что бы то ни стало — с соглашением или без — сорваны. Британский парламент принял закон, согласно которому Лондон должен будет попросить об очередной отсрочке выхода из Евросоюза в случае, если до 19 октября не удастся договориться об условиях сделки. 9 сентября этот документ был подписан королевой Елизаветой II.

Последним шансом на договоренность о сделке станет заседание Европейского совета 18 октября. Если переговоры и в этот раз окончатся неудачей, Джонсону придется просить Евросоюз о трехмесячном продлении «подвешенного» процесса — до 31 января 2020 года.

Ранее премьер-министр всеми силами старался предотвратить такое развитие событий и вывести Brexit на финишную прямую. В конце августа британское правительство во главе с Джонсоном попросило королеву приостановить работу парламента более чем на месяц — с 9 сентября по 14 октября. Елизавета II эту инициативу одобрила.

Лично королева повлиять на выход страны из ЕС может лишь теоретически, шансов на это почти нет. Несмотря на наличие у нее «спящих» полномочий, их использование идет вразрез с обычаями и традициями британской политики.

«Королева визирует любой документ, который ей предоставляют премьер-министр и правительство. Самолично она не может ни отсрочить, ни отменить Brexit», — отмечает в беседе с «Газетой.Ru» доцент кафедры европейского права МГИМО Николай Топорнин.

Роль королевы в этом процессе оказывается сугубо символической — полномочия находятся в руках правительства, фактически играющего роль «аватара» королевской власти. Правда, самостоятельно решить судьбу Brexit правительство все-таки не может.

Как пишет в своей статье «Конституционные основания выхода Соединенного Королевства из Европейского союза» научный сотрудник сектора сравнительного права ИГП РАН Ирина Иванова, прерогативные полномочия правительства, позволяющие ему действовать в обход парламента, ограничены в сфере международных договоров, если это ведет к изменениям во внутреннем праве.

Brexit под эту категорию подпадает — значительная часть правовой системы Великобритании опирается на европейскую базу.

Для выхода из ЕС правительству требуется получить официальное согласие парламента в виде законодательного акта. При текущем составе парламента такое развитие событий представить трудно — у депутатов с Джонсоном очевидный конфликт.

Кардинально изменить ситуацию могут только внеочередные парламентские выборы — именно они покажут отношение британцев к Brexit. Сейчас позиции консерваторов сильнее, чем у оппозиции, и, одержав победу, Джонсон мог бы продавить свой сценарий.

Когда неотвратимость закона об очередной отсрочке стала очевидной, Джонсон дважды попытался пролоббировать досрочные выборы, однако оба раза потерпел неудачу.

После решения о приостановке деятельности парламента оппоненты премьера обвинили его в попытке помешать депутатам участвовать в обсуждении условий выхода из ЕС. Джонсон эти претензии отверг. По его словам, пророгация — именно так официально называется процедура «выключения» парламента — необходима правительству для разработки и представления новой амбициозной программы, а также чтобы подготовить тронную речь королевы по этому случаю.

 

По мнению Джонсона, у парламента будет достаточно времени для прихода к консенсусу. Депутаты вновь соберутся на заседание 14 октября — за четыре дня до «последнего шанса».

Сразу после перерыва вернуться к обсуждению Brexit у них, однако, не выйдет — по устоявшейся процедуре, сначала парламент должен обсудить тронную речь королевы. Выступить должны представители всех партий, поэтому дискуссия может выйти затяжной — а времени остается все меньше. С учетом всех погрешностей, на достижение согласия по выходу из ЕС останется всего 1-2 дня.

Несмотря на это, глава правительства сохраняет символическую уверенность в успехе. «Я очень надеюсь, что мы придем к сделке на этом решающем саммите (заседании Евросовета 18 октября. — «Газета.Ru»), — цитирует Джонсона Sky News. — Мы усиленно работаем над этим. Я обсуждал эту тему с нашими европейскими друзьями».

Пророгация в Британии была встречена неодобрительно. Высший гражданский суд Шотландии в полном составе признал ее незаконной. Как сообщает «Би-би-си», для этого обвинению пришлось пойти на юридическую хитрость — так как решение о приостановке принимает неподсудная королева, оспорен был не ее поступок, а предварительное предложение самого Джонсона.

Апелляция по решению суда, поданная правительством, будет рассмотрена в британском верховном суде во вторник 17 сентября.

Пророгацию активно оспаривали и сами депутаты, выступавшие со спонтанными акциями протеста. Близость вынужденного отпуска объединила парламентариев, которые менее чем за неделю до 9 сентября смогли договориться и привести в силу законопроект о фактическом запрете «жесткого» Brexit, таким образом фактически обесценив победный демарш Джонсона в адрес парламента.

В этих условиях подготовка к «евроразводу» впала в анабиоз до середины октября, что в условиях сохраняющейся неопределенности заставляет задавать вопросы об альтернативных путях оформления выхода страны из ЕС. Например, о том, может ли на ситуацию повлиять сам Евросоюз.

«Европейский суд в Люксембурге постановил, что Британия будет оставаться государством Евросоюза, пока она сама из него не выйдет и пока руководящие европейские органы не получат об этом извещения. Сам ЕС никого исключать уже не может и не собирается», — уточняет положение дел Николай Топорнин.

Главной заинтересованной стороной с европейской стороны становится Ирландия. Выход без сделки вновь проведет границу между основной и северной частью острова (Северная Ирландия входит в состав Великобритании), затруднив экономические отношения и ситуацию на таможне, а также обострив ряд жестких локальных конфликтов.

Ирландия должна дать свое согласие. Для этого в его условиях Brexit должен быть прописан так называемый механизм backstop — «предохранитель». Он может на какое-то время сохранить Северную Ирландию в составе единого рынка ЕС, сняв таким образом большую часть вопросов о границе.

Проблема в том, что такой ход предоставит Северной Ирландии особый статус в составе самой Великобритании. Это чревато правовыми неувязками и политическими «сбоями» уже внутри страны, в чем у британцев нет никакого интереса.

Вокруг попытки поставить ирландский вопрос на этот «предохранитель» и сосредоточена большая часть британо-европейских конфликтов по условиям Brexit. Ирландия — и таким образом ЕС — стоит на одном, позиция Великобритании практически противоположна.

Статья 50 Лиссабонского договора, регулирующая выход стран-членов из ЕС, ограничивает время процедуры двумя годами с момента официального уведомления о том, что страна намерена покинуть Евросоюз. Тем не менее, Европейский совет — высший орган ЕС — может при необходимости продлить этот срок.

Сама процедура выхода в этом законе прописана лишь в общих чертах, что тем более сужает коридор возможностей Евросоюза повлиять на ситуацию. Роль ЕС здесь главным образом переговорная, он может лишь обсуждать с Великобританией условия выхода и в итоге дать или не дать на него свое согласие.

Европейское руководство посылает сигналы, что не будет форсировать ситуацию и заинтересовано в максимально мягком сценарии выхода. Причина такой позиции — желание ЕС компенсировать и снизить финансовый и политический ущерб.

«По вопросу об отсрочке <…> мы открыты к возможной отсрочке, если это что-то, что делается во избежание Brexit без сделки», — цитируют РИА «Новости» главу Европарламента Давида Сассоли.

Даниил Мизин

По материалам: «Газета.ру»

 

Добавить комментарий