Москва

Арашуков в СИЗО: «Буду питаться только своим, жаль, спортзала нет»

 

Арестованный сенатор от Карачаево-Черкесии сам будет стирать носки и трусы

Задержанный прямо на заседании Совета Федерации сенатор от Карачаево-Черкесии Рауф Арашуков провёл свою первую ночь в СИЗО «Лефортово». Заключённый отказывается от тюремной пищи и просится в «нормальную» камеру. Обозреватель «МК» в качестве члена Общественной наблюдательной комиссии Москвы проверила его условия содержания.

Рауф Арашуков «заехал» (как говорят на сленге заключённых) в изолятор почти в 22.00. Его сразу осмотрел доктор, констатировал доброе здравие и отсутствие всяких противопоказаний.

Сенатора поместили в карантинную камеру на первом этаже, которая по факту оказалась не хуже обычной — есть телевизор и холодильник. Однако Рауф заметил, что хотел бы в нормальную камеру и правозащитникам пришлось объяснять, что это и есть — нормальная.

Сенатора переодели в тюремную робу (из-за чего его можно было даже не узнать). Выдали ему фуфайку, резиновые тапочки и ботинки.

Поскольку у него не оказалось с собой личных вещей, то «снабдили» рулоном дешёвой туалетной бумаги, коробкой зубного порошка, щёткой. Убираться в камере сенатору придётся одному (пока на карантине сокамерника не будет), для этих целей сразу выдали два цветных пластмассовых тазика и тряпку.

Рассказали Арашукову и про то, что в «Лефортово» нет услуги прачечной, так что носки и трусы нужно стирать самому. К слову, в его камере пока нет горячей воды. Зато достался сенатору неплохой матрас.

 

Фото: Наталия Губернаторова

— В целом все хорошо, — заметил Арашуков. — Жалко, нет спортзала тут.

Оказалось, сенатор отказался от завтрака.

— Жду своей еды. Передачки. Буду питаться только своим.

На замечание правозащитников, что передачка может поступить не сегодня и даже не завтра и что лучше не игнорировать бесплатную «баланду», чтобы не истощать, отрезал:

— У меня запасы.

На железном столе — пачка сигарет, нетронутая миска и ложка. Книг пока не принесли, но библиотекарь уже был и выяснил предпочтения. Сенатор, как выяснилось, хотел бы, чтобы о нем все СМИ забыли.

— Не получится, — объяснили мы. — Вы публичный человек, общество хочет и имеет право знать, как и про то, в чем вы обвиняетесь, так и про то, что с вами происходит за решеткой. Вдруг вас пытают?

— Нет, все хорошо.

Сотрудники «Лефортово» обещали, что карантин продлится недолго и сенатору подберут подходящего сокамерника.

Ева Меркачева

По материалам: «Московский комсомолец»

 

Добавить комментарий