Москва
Переменная облачность / ветер

Битва за сканеры для российских архивов

 

Есть ли в России свои разработки? Сегодня этот вопрос, похоже, стал полем подковерной борьбы отечественных и зарубежных компаний

До Нового года должны были быть приняты новые технические требования к оцифровке архивных документов. Казалось бы, вопрос сугубо технический. Но не спешите: от того, как именно будут составлены эти требования, зависит, какие из компаний-производителей сканеров будут на долгий срок обеспечены заказами на свою продукцию. А это — многомиллионные сделки. И тут-то начинается самое интересное.

Архивы ждут оцифровки

В каждом субъекте РФ есть уже не только необходимость, а прямое указание властей — оцифровать архивные фонды. Речь идет об огромных массивах данных: это административные и юридические акты, управленческая документация, архивы ЗАГСов, исторические материалы разных форматов и другие типы документов. Для каждого ведомства надо либо нанимать исполнителя (фирму, которая будет заниматься непосредственно оцифровкой), либо поставить задачу перед самими архивистами, закупив для них соответствующую технику. Сканеры, купленные в обычных магазинах, тут не годятся: техника должна быть специальной, со многими специфическими функциями.

Для чего нужны технические требования? Для того, чтобы оцифрованные архивные ресурсы были единообразными по всей стране. Кроме того, требования, что называется, «задают планку»: у всех электронных документов должен быть высокий уровень качества, а при обработке ни в коем случае не должны пострадать оригиналы (это особенно важно, к примеру, для древних инкунабул).

Надо сказать, что такие требования уже были разработаны еще в 2012-м, только в формате рекомендаций и носили исключительно рекомендательный характер. Они с успехом действовали на протяжении последних шести лет, но сейчас они устарели: техника развивается, архивное дело тоже не стоит на месте. И вот 5 марта 2018 года Федеральное архивное агентство (ФАА) объявило конкурс на выполнение научно-исследовательской работы под сложным названием: «Технические требования к оцифровке архивных документов; оцифровке НСА к архивным документам; созданию, хранению, учету и использованию электронного фонда пользования». Конкурс выиграла компания ООО «БизнесСкан», и 18 апреля был заключен контракт на проведение этих работ.

Кто есть кто

22 ноября Требования были представлены заказчику: в здании Росархива прошло совещание, на котором обсуждались новые стандарты. В совещании принимали участие представители архивной отрасли, а также некоторые коммерческие структуры. По итогам заседания было решено: в целом Требования одобрить, но — доработать с учетом замечаний.

Заседание проходило в закрытом режиме, но, как удалось узнать, претензии в основном касались устанавливаемых новыми Требованиями ограничений к сканирующему оборудованию. Казалось бы, такая малость. Но в ней-то и кроются те самые многомиллионные заказы, которые достанутся тому, кто выиграет рынок.

Как и шесть лет назад, «Требования» готовила Юлия Юмашева — доктор исторических наук, прекрасно разбирающаяся в организации архивного дела. Только вот новые Требования у нее почему-то получились с акцентом не на стандарты качества получаемого массива оцифрованных документов, а на параметры техники, которая должна использоваться при оцифровке.

Дьявол, как известно, кроется в деталях. И именно этот маленький акцент, как уверяют игроки рынка, способен сегодня оставить за бортом все разработанное и произведенное в России за последние годы сканирующее оборудование. Потому как если до буквы следовать разработанным г-жой Юмашевой Требованиям, то архивам, библиотекам и тому подобным заведениям в России остается одно — приобретать только зарубежные сканеры.

Возможно, разгадка этого загадочного перекоса нового документа заключается в том, что, когда в 2012-м году создавались первые Рекомендации, г-жа Юмашева работала заместителем директора Федерального бюджетного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский институт документоведения и архивного дела» (ВНИИДАД), а пару лет назад она перешла на работу в ООО «ДИМИ-Центр» (аффилирована через собственников с исполнителем госзаказа на подготовку Требований ООО «БизнесСкан»)?

Изюминка в том, что ООО «ДИМИ-Центр», существующее на российском рынке с 1995 года, как заявлено на сайте фирмы, занимается главным образом поставками сканирующего оборудования зарубежных фирм (собственного производства не имеет), а с 2002-го начало специализироваться на поставках оборудования для микрофильмирования и оцифровки библиотечных и архивных фондов.

По горячим следам многие СМИ бросились за комментарием к г-же Юмашевой, но с прессой она отказалась общаться.

Занимательная хронология

Как уже упоминалось, в марте ФАА разместило на сайте госзакупок заказ на подготовку Требований и уже в апреле был заключен контракт. А буквально через неделю после этого события, 25 апреля, Юлия Юмашева провела вебинар для работников архивов и библиотек на тему методики и подходов к оцифровке. Этот вебинар позиционировался как независимый, чисто теоретический, но в нем рефреном (корреспондент Sobesednik.ru внимательно прослушал лекцию г-жи Юмашевой) проходило: только импортное оборудование способно сотворить чудеса, в России нет ни своего производства, ни достойных сканеров…

А в конце вебинара г-жа Юмашева отвечала на вопросы слушателей. И один из них (от некой Ольги Крупновой) звучал так: «А это разве не отечественный сканер?» На что г-жа Юмашева ответила буквально следующее: «Нет, извините. Компания ЭЛАР… Вернее, так: не компания ЭЛАР, а в Российской Федерации нет производства сканирующего оборудования. Сканирующее оборудование, которое позиционируется на территории Российской Федерации, на самом деле является приобретенным за рубежом и модифицированным и модернизированным для задач, которые решает данная конкретная компания».

До суда не дошло

В корпорации обиделись: фирма существует на рынке с 1992 года, является крупнейшей в Европе, много лет занимается оцифровкой и уже перевела в электронный вид огромные массивы документов. Среди бесспорных заслуг компании — оцифровка архивов ГАРФа и Минобороны (в том числе создание таких популярных баз, как ОБД «Мемориал», «Память народа» и «Подвиг народа»), фондов Национальной Российской библиотеки, декораций Большого театра, экспонатов Эрмитажа. Кроме того, корпорация давно и продуктивно занимается разработкой и производством планетарных сканеров, отвечающих задачам российского рынка. При этом их продукция уже не первый год закупается зарубежными фирмами.

 

— Мы разрабатываем и собираем нашу технику самостоятельно, основные компоненты и комплектующие производятся в России, — рассказал представитель корпорации ЭЛАР Артем Вартанян. — У нас полностью подготовлена элементная база технологических процессов производства, отлажена методика разработки и сборки изделий в промышленном режиме. Вся наша продукция сертифицирована, часть оборудования, поставляющегося на экспорт, проходит также и процедуру европейской сертификации. Наше производство способно выполнять работы любой сложности: как производство серийных образцов техники ЭЛАР в необходимом количестве, так и разработку и сборку уникальных и нестандартных решений для индивидуальных задач наших клиентов.

В общем, ЭЛАР, реагируя на заявление г-жи Юмашевой, подала иск в московский Арбитраж о защите деловой репутации. Но «ДИМИ-Центр» отказался удовлетворить досудебную претензию и удалить скандальное видео. А ЭЛАР решила не биться в суде и отозвала судебный иск.

— Выходит, все ваши заверения, что фирма производит сканеры, не выдержат испытания в суде?

— Выдержат, если говорить чисто о производстве, — отвечает Артем Вартанян. — Но запутаются в юридической казуистике. На вебинаре ведь звучало только название нашей корпорации — ЭЛАР. Это наименование является торговой маркой, объединяющей несколько юрлиц. Разработкой и производством сканирующего оборудования занимается ООО «Прософт-ПК», входящее в группу компаний корпорации ЭЛАР. В результате получилось, что иск был подан от ООО «Прософт-ПК», наименование которого не звучало на вебинаре. В ходе первого слушания нам стало очевидно, что при таком раскладе шансы на удовлетворение иска минимальны, и мы решили зря не тратить средства.

Что касается доказательств наличия в России, — продолжил мой собеседник, — собственных разработок и производства (имеется в виду не только «железо», как принято считать, но и «мозги» — авт.) планетарных сканеров «ЭларСкан», это подтверждается сертификатом о происхождении товара СТ-1 № 7134000374.

— Разве можно придумать что-то свое в такой сфере, как сканирующее оборудование?

— Можно. С технической точки зрения планетарный сканер — это комплекс решений для эффективного перевода в электронный вид таких оригиналов документов, где не справится другое оборудование, — начинает объяснять Артем. — Приведу лишь некоторые примеры. Смотрите, V-образную колыбель придумали зарубежные специалисты для безопасного сканирования сшитых книг с поврежденным корешком под определенным углом раскрытия (чаще всего это 120 градусов). А российские — разработали модель книжной колыбели, сочетающую в себе и режим адаптации к толщине корешка, и плоский, и V-образный режимы, причем с возможностью раскрытия на разные углы (от 180 до 90 градусов). А также придумали механизированный привод колыбели для настройки силы прижима документов к стеклу.

— Но матрицы-то и фотокамеры везде одинаковые…

— Это взгляд только с одной стороны. Еще одним нашим новшеством является многозонная система освещения, подстраивающаяся под режим сканирования. Есть и другие: режим макросъемки, имеющий механизированное управление; универсальные прижимные стекла для плоского и V-образного режима; а также программное обеспечение, которое позволяет использовать сканер как многофункциональное устройство: это одновременно рабочее место и для сканирования, и для обработки изображений. По идеологии наших разработчиков, планетарный сканер — это программно-аппаратный комплекс, включающий уже в базовой поставке все необходимое для работы: встроенный компьютер, консоль управления и программное обеспечение.

— Какие еще плюсы есть у отечественных сканеров?

— У России, с нашим историческим и культурным многообразием, есть много особенностей, которые отличают в том числе наши архивные документы от европейских и мировых. Возьмите, например, ревизские сказки — переписи податного населения в XVIII–XIX веках, которые составлялись помещиками и старостами селений. Было у помещика много крестьян — такая «книга-сказка» достигала толщины в 50–70 см. Аналогично с записями рождения, которые составлялись в церквях. А теперь представьте масштабы страны — и то, сколько таких документов веками хранится в архивах. Таких особенностей много, и российские сканеры их учитывают, ни в чем не уступают зарубежным аналогам, а по ряду позиций и превосходят их — не зря же уже несколько лет ведется экспорт в другие страны. Наконец, они на порядок дешевле и выгоднее в обслуживании.

Чем недовольны эксперты

ФАА, понимая важность затеянной трансформации и следуя вектору Цифровой экономики, в рамках которой сложилась устойчивая практика создания рабочих групп для обсуждения наиболее важных инициатив с представителями отрасли, пригласил на совещание несколько коммерческих компаний, среди которых была и корпорация ЭЛАР. Обсуждались и предложенные г-жой Юмашевой новые Требования.

— Почему вы считаете, что со вступлением в силу новых Требований российское оборудование окажется «не у дел»? — спрашиваю у непосредственного участника этих слушаний эксперта по работе с госсектором корпорации ЭЛАР Ильи Веригина.

— В том проекте, который мы видели и обсуждали, 70% занимают чисто технические параметры, их совокупность указывает на исключительно зарубежные модели.

— А что еще принципиально не устроило экспертное сообщество в предлагаемых Требованиях?

— Могу представить лишь те замечания, которые есть у нас. Во-первых, совершенно некорректно использовать одну модель сканера под все задачи оцифровки. А именно это следует из документа — по крайней мере, такое предложение выдвигается на рассмотрение архивов. Так, заявлена ничем не обоснованная необходимость введения обязательного условия сканирования с разрешением 400 dpi для всех документов. Зачем это нужно для, скажем, записей ЗАГСов или современных документов того или иного региона? Качества электронной копии это не добавляет, зато существенно увеличивает массу объема хранения — ежемесячные затраты владельца архивного ресурса на ЦОД [центр обработки данных] и более мощные каналы связи.

Такие условия, — продолжил Веригин, — следует ставить для оцифровки артефактов, которым нужно эталонное копирование, скажем редкие или ветхие экземпляры, особо ценные, относящиеся к памятникам культуры, документы, написанные арабской вязью или готическим шрифтом, и тому подобные. Но в этих случаях разрешение 400 dpi не подходит — тут нужно минимум 600 dpi и ряд дополнительных инструментов.

В целом, на наш взгляд, в документе заявлены избыточные требования к оборудованию для сканирования, но почти не говорится о действительно важных вещах, относящихся к проблематике типов документов и их состояния, результатам работ…

— Все эти замечания будут учтены?

— Мы на это очень надеемся.

Скворцова Елена

По материалам: «Собеседник.ру»

 

Добавить комментарий