Москва
12°
Преимущественно облачно

Валерия Шнякина проверят полиция и прокуратура

 

Депутат ГД Валерий Рашкин и сенатор Валерий Усатюк попросили Генпрокуратуру и МВД выяснить, из каких доходов бывший член Совета Федерации Валерий Шнякин выдавал десятки миллионов рублей под 30 процентов годовых

Теневыми доходами бывшего парламентария, ссужавшего десятки миллионов рублей под огромные проценты, заинтересовались в Генпрокуратуре и МВД.

После скандала с арестом Рауфа Арашукова – прямо на заседании Совета Федерации – верхняя палата парламента РФ готовится изменить процедуру проверки кандидатов в члены Сената России. Об этом заявила спикер верхней палаты Валентина Матвиенко. Она пояснила, что контроль кандидатов должен стать более тщательным, для чего в настоящий момент проводятся консультации с правоохранительными органами. Будет тщательно изучаться противоправная «составляющая» кандидатов и выставлен более серьезный фильтр в отношении их назначения.

Уличили во лжи

Инициатива, без сомнения, конструктивная, хотя, возможно, несколько запоздалая. В отношении членов Совета Федерации в общественном мнении небезосновательно укрепился стереотип, что туда идут не работать, а прикрываться статусом, чтобы удобнее и безопаснее было проворачивать темные делишки. За примерами далеко ходить не надо.

Бывший сенатор от Нижегородской области Валерий Шнякин, заседая в верхней палате федерального парламента, фактически занимался ростовщичеством! Сейчас он пытается через суд взыскать с жителя Нижнего Новгорода Марата Айдагулова 40 млн рублей. Последний, в свою очередь, утверждает, что ничего не должен экс-сенатору от Нижегородской области. Тем временем сомнительным прошлым Шнякина заинтересовались в Генпрокуратуре и МВД, куда обратились действующий член Совета Федерации Валерий Усатюк, депутат Госдумы Валерий Рашкин: появились подозрения, что, находясь на государственной службе, Шнякин скрывал незаконно полученные доходы и не указывал их в справках о доходах, расходах и обязательствах имущественного характера, ежегодно предоставлявшихся им в уполномоченные органы. Это является нарушением, не совместимым со статусом госслужащего. В пользу вышеупомянутого свидетельствуют следующие обстоятельства.

Как открылась тайна

Итак, господин Шнякин, будучи членом Совета Федерации, задекларировал доход за 2012 год в сумме 2 млн 535 тыс. 484 рубля, у супруги оказалось и того меньше – 229 тыс. рублей. За следующий год – 2 миллиона 956 тыс. 800 рублей и 180 тыс. соответственно. Совокупный доход четы Шнякиных за период с 2011-го по 2013-й год (при отсутствии в открытых источниках сведений о доходах за 2011-й) составил не более 8,5 млн рублей. Вернее будет сказать, это те доходы, которые Шнякин решил раскрыть, поскольку легко может объяснить их происхождение.

Но оказывается, это только видимая часть айсберга. Сенатор «оборачивал», не ставя в известность государство, более внушительные суммы. Это выяснилось в ходе расследования уголовного дела в отношении Марата Айдагулова, на которого члены семьи Шнякина и написали заявление в правоохранительные органы.

Сам себя «сдал»!

Как следует из материалов уголовного дела, а именно из постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству следователем следственного управления Управления МВД России по Нижнему Новгороду старшим лейтенантом юстиции А. Д. Батдалгаджиевым (материал проверки КУСП №27572 от 15.10.2015, номер дела 11701220001000172), гражданин В. Н. Шнякин в период с 2010 по 2012 год передал М. Ш. Айдагулову на территории Москвы и Нижнего Новгорода, в том числе в элитной нижегородской квартире на улице Гоголя, наличные денежные средства на общую сумму 39 млн рублей. Из протокола допроса потерпевшего Валерия Шнякина от 24 октября 2015 года следует, что последний, будучи предупрежденным об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по ст. 308 УК РФ и за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ, подтвердил указанные события. Более того, в протоколе допроса потерпевшего от 7 декабря 2015 года Шнякин, также будучи предупрежденным об уголовной ответственности, показал, что примерно в начале лета 2009 года у себя дома в московской квартире на улице Удальцова он лично вручил Айдагулову денежные средства в иностранной валюте – $200 тыс, о получении которых тот написал ему соответствующую расписку. Далее в протоколе допроса говорится, что во второй половине 2009 года Шнякин уже в своей нижегородской квартире передал лично Марату Айдагулову еще 200 тыс и 4 млн рублей, а в апреле-мае 2010 года в том же месте еще дополнительно 5 млн рублей. Все денежные средства Айдагулову передавались Шнякиным под проценты, в разы превышающие банковские ставки.

Помимо изложенного, в протоколе своего допроса в качестве потерпевшего бывший сенатор также подтвердил, что в июне 2011 года в московской квартире дал Айдагулову под проценты 10 млн рублей, принадлежащие его супруге. Потерпевшая Элеонора Шнякина в протоколе допроса от 7 декабря 2015 года засвидетельствовала, что в июне 2011 года, после дня рождения своего супруга, передала Айдагулову принадлежащие ей денежные средства в размере 10 млн рублей под 30% годовых.

Итак, получается, что Шнякин и его жена признались в том, что ссужали под проценты десятки миллионов рублей. Но откуда могли у них взяться эти средства и почему о них ничего не сказано в декларациях? Официальный доход родственников в те годы не превышал 150 тысяч в месяц, что легко подтверждается официальными источниками. Это зафиксировано в документах налоговой инспекции и иных баз данных, содержащих сведения о доходах и имуществе.

 

Преступление и наказание

Законные доходы (применительно к законодательству Российской Федерации о противодействии коррупции) – это доходы, происхождение которых обязанным лицом документально подтверждено. Все полученные доходы должны быть указаны в соответствующих справках. Предоставление сведений о законности доходов, за счет которых были совершены сделки, в силу ч. 1 ст. 9 Федерального закона №230 («О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам») является обязанностью лица, в отношении которого осуществляется контроль за расходами.

Таким образом, согласно имеющимся в открытых источниках сведениям о доходах об имуществе и обязательствах имущественного характера за 2012 – 2013 годы, на счетах супругов Шнякиных никогда не аккумулировались денежные суммы, сопоставимые со стоимостью находящихся в их собственности земельных участков, домов, квартир, гаражей, транспортных средств, денежных средств, переданных по договорам займа. Получается несоответствие расходов Шнякина и его жены общим доходам супругов за три года, которые предшествовали заключению договоров займа.

Между тем часть 1 статьи 16 Федерального закона от 3 декабря 2012 года №230-ФЗ гласит, что невыполнение лицом, замещающим (занимающим) в том числе одну из государственных должностей, обязанностей по предоставлению сведений о законности доходов является правонарушением. Ответственность за совершение коррупционных правонарушений должна быть неотвратимой. Это один из принципов противодействия коррупции в Российской Федерации.

Кстати, если правонарушение выразилось в непредоставлении доказательств приобретения имущества на законные доходы в связи с осуществлением контроля за расходами государственного служащего, то может наступить ответственность в виде обращения имущества в доход Российской Федерации, об этом сказано в том же Федеральном законе.

Валерий Шнякин. Фото lenta.ru

Отсутствие доказательств переводит соответствующие доходы в разряд незаконных, а имущество, приобретенное на них, подлежит обращению в доход государства. Обращение в доход государства имущества, в отношении которого не предоставлены доказательства его приобретения на законные доходы, не является наказанием. По своей правовой природе указанная мера является только основанием прекращения права собственности, в таком качестве она закреплена в подпункте 8 пункта 2 статьи 235 ГК РФ.

Где же вранье, а где правда?

Не беремся прогнозировать, заберут ли всё, что было нажито Шнякиным «непосильным трудом», в пользу государства или нет. Но ясно, что в любом случае бывшему сенатору сейчас приходится несладко. Теперь ему надо объяснять в Генпрокуратуре, почему дебет у него не сходится с кредитом и в каком случае он врал: на допросах, когда давал показания о предоставлении в долг денег, или когда писал декларации об имуществе?

Каким образом будет разруливать ситуацию Шнякин, мы даже не представляем. Но это его проблемы. Когда-то же должна была наступить расплата за то, что этот человек жил двойной жизнью: в одной – заслуженный, но скромный человек, сенатор, а в другой – алчный рантье, живущий на широкую ногу.

В общем, если сочтут возможным наказать господина Шнякина, то, на наш взгляд, это будет справедливо. А правоохранителям и служителям Фемиды Нижегородской области (например, арзамасскому судье Попову), которые подозрительно рьяно обращают внимание на интересы Шнякина, стоит задуматься, на чью мельницу льется вода. Мало того, что Шнякин – давно уже никакой не представитель государственной власти: это человек, к которому у государства в лице Генпрокуратуры РФ появились серьезные вопросы.

Получается, долгие годы, будучи на госслужбе, человек обманывал государство, занижая собственные доходы, так какое может быть вообще к нему доверие? Совравший раз соврет и во второй. Об этом стоит помнить сейчас «защитникам» интересов господина Шнякина.

Ефим Бриккенгольц

По материалам: «Руспресс»

 

Добавить комментарий