Москва
11°
Преимущественно облачно

Восставшие из пепла

 

Подделка завещаний снова входит в моду

Для борьбы с фальсификацией завещаний в 2014 году был запущен электронный реестр наследственных дел, однако мошенники по-прежнему вольготно чувствуют себя в этой сфере.

Квартира в обмен на телевизор

Электронный реестр наследственных дел должен был значительно упростить жизнь наследников: предполагалось, что завещания, хранимые в электронной базе, нельзя будет подделать.

«Слабое место этой базы оказалось в том, что сведения, внесенные в единый реестр завещаний, могут быть доступны наследникам умершего только после того, как у нотариуса открыто наследственное дело», — комментирует глава Ассоциации адвокатов России за права человека Мария Баст. То есть после смерти завещателя, когда уже ничего нельзя изменить.

«Мой бывший одноклассник Владимир двадцать лет ухаживал за братом, который жил один в трехкомнатной квартире в Петрозаводске», — рассказывает врач из Петрозаводска, 62-летняя Людмила Каштанова. Брат несколько лет болел раком.

«Владимир попросил меня пойти с ним к нотариусу для процедуры вступления в наследство, — продолжает Людмила. — К нашему удивлению, выяснилось, что квартиру родной брат Владимира завещал своей двоюродной сестре, которая практически не поддерживала с ним отношений».

Выяснилось, что за пять лет до его смерти двоюродная сестра неожиданно подарила больному онкологией брату большой телевизор, в обмен на это он, не глядя, подписал ей какую-то бумагу. Это, как потом выяснилось, и было завещание, согласно которому он оставлял родственнице все свое имущество.

«Согласно закону, завещание может быть написано только в присутствии нотариуса, — продолжает Мария Баст. — Однако некоторые нотариусы не брезгуют тем, чтобы принять написанное неизвестно где и неизвестно кем завещание и зарегистрировать его в едином реестре. Иногда это даже завещание с поддельной подписью. Обращаться в полицию, проводить экспертизы и ходить на суды готовы далеко не все обделенные наследники».

Тем более что это «хождение по мукам» вовсе не всегда заканчивается аннулированием сомнительного завещания. Например, в случае с Владимиром суд аннулировать завещание отказался, ссылаясь на то, что у человека на четвертой стадии рака возможно изменение сознания, двоюродная сестра получила в наследство квартиру и тут же ее продала.

 

Бабушка-артистка

Другой типичный случай с мошенничеством по завещанию случился недавно в практике адвоката Оксаны Филачевой.

Жили в Москве две 80-летние сестры, Зина и Нина. У Зины были трехкомнатная квартира, единственный сын и единственный внук, в котором она души не чаяла. При жизни Зина пошла к нотариусу и оформила завещание на внука. Однако спустя какое-то время ее сестра Нина, узнав о завещании, крадет у Зины паспорт и идет с ним к другому нотариусу.

«Фото в паспорте сделано в возрасте 45 лет. Понятно, что в 80 лет человек выглядит совсем по-другому. Тем более сестры были похожи», — рассказывает Оксана Филачева.

Сестра написала завещание от имени Зины, в котором квартира делилась пополам — одна половина по-прежнему отходила единственному внуку Зины, зато вторая половина теперь уже должна была отойти Нининой внучке.

Завещание, как и положено, зарегистрировали в электронном реестре. Паспорт сестра-аферистка подкинула обратно. Понятно, что после смерти Зины ее сын был ошарашен содержанием нового завещания.

В этот раз поддельное завещание удалось аннулировать. Правда, пока суд да дело, преступница Нина успела умереть. По факту мошенничества завели уголовное дело.

Злобный пасынок

По словам Оксаны Филачевой, подделка завещаний — по-прежнему один из самых распространенных видов мошенничества. Причем занимаются этим как целые банды, так и обычные граждане.

«Муж и жена прожили вместе тридцать лет и написали взаимное завещание. Она ему оставляет все свое имущество, если умрет раньше, а он — ей», — говорит Оксана Филачева.

Мужчина умер первым. Каково же было удивление жены, когда при оглашении завещания выяснилось, что все имущество, включая квартиру, где жили супруги, муж оставил своему пасынку от первого брака, с которым не общался много лет.

По словам вдовы, незадолго до смерти, когда было написано второе завещание, мужчина находился не в своем уме — у него началась старческая деменция. Однако по решению суда завещание осталось в силе.

Аделаида Сигида

«Новый вторник»

 

Добавить комментарий