Москва
11°
Преимущественно облачно

Исповедь уволенной барнаульской учительницы

 

«В школу больше не вернусь»

История Татьяны Кувшинниковой прогремела на всю страну. Первая волна известности пришла в феврале – тогда педагог опубликовала фото в летнем платье на фоне зимней стужи, а также выложила в фото в спортивном купальнике. Дело в том, что 38-летняя сибирячка занимается моржеванием и любит ЗОЖ. Фото увидела одна из родительниц и пожаловалась директору школы №13. Директор сравнила учительницу с проституткой, упрекнула, что та завлекает мальчиков, позорит школу и предложила уволиться.

За любимого учителя русского языка и литературы вступились другие родители. Вроде отстояли. Но директор пообещала контролировать работу спортсменки и путем придирок и травли не только самой Татьяны, но и ее сына, учащегося той же школы, вынудила учительницу уволиться.

Кувшинникову поддержали не только простые люди, но и министр образования и науки Алтайского края Максим Костенко. Он предложил ей вакансии в других школах Барнаула, но Татьяна не хочет больше работать в общеобразовательной школе. В интервью «МК на Алтае» она рассказала все подробности своей истории.

— С чего вообще началось ваше увлечение ЗОЖ и моржеванием?

— Год назад у меня муж поехал на зимний заплыв. Я решила посмотреть, как это происходит. Было интересно — я увидела, что там девочки 9-11 лет, бабушки 78-79 лет плывут. Я плавать умею и тоже решила попробовать. До середины проплыла, дальше деваться некуда. Обратно такое же расстояние, как и до финиша. Потом я узнала о тренировках моржей по выходным в незамерзаюшей проруби и стала ходить регулярно.

— На работе как-то реагировали на ваше увлечение?

— Сначала не знали, потом во время беседы в столовой я рассказала, что проплыла 100 метров в ледяной воде. Директор и учителя сделали недовольные лица, мол, зачем вам это надо. Я ответила, что это здоровый образ жизни. А то самое фото сделано через год после моего первого заплыва. Директор вызвала меня к себе и сказала: «Что это такое, так только проститутки одеваются. В таком безвкусном платье. Пятно на репутации школы. Колени оголили, все напоказ». Я была ошарашена, мне сказать было нечего. Я просто смотрела и ждала, чем это закончится. И закончилось это предложением написать заявление на увольнение. Я написала, но на следующий день родители моего класса пошли, собрали подписи и написали ходатайство в мою защиту.

— Вы их просили об этом, или они сами организовались?

— Я одной маме рассказала, что меня увольняют. Она собрала всех остальных. Кто из родителей пожаловался, выяснить не удалось.

— А что именно ей не понравилось? Мальчиков «завлекаете»?

— Возможно. Директор сказала, что так и до педофилии недалеко.

— А были прецеденты? Старшеклассники обращали на вас внимание?

— Ничего такого не было. Я же не хожу в таком виде по школе. Всегда прилично одетая. Даже в обтягивающих джинсах не хожу. Надеваю скромные платья, длинные юбки, рубашки, пиджаки.

— Давно работаете в этой школе?

— Полгода. Когда устраивалась, руководитель показалась адекватной.

— Сейчас жалеете, что выставили это фото?

— Я посмотрела, что люди присылают комментарии. Все на моей стороне, все поддерживают. Ничего не видят в нем такого. Я тоже не понимаю. Снег, зима, озеро, я на спортивном снаряде.

— В школе начали занижать оценки вашему сыну… считаете это из-за предвзятого отношения к вам?

— Я в растерянности. Не знаю, что думать, двойки эти не прекращаются. Разговаривала с учительницей математики. Она звонила мне, недовольна тем, что прочитала такое в СМИ. Сказала: «Как он будет дальше учиться, я не знаю. Придет комиссия, я дам обычную программу, пусть делает. Решит как решит». Получается, нам только хуже стало. Не надо было мне ничего говорить про нее.

— Как думаете, она действительно занижает оценки по инициативе директора?

— Я не знаю. Он с репетитором занимается, ЕГЭ на тройку решает.

— Как сын сам реагирует на всю эту шумиху в СМИ?

 

— В феврале никак не реагировал, его ведь это не касалось. А сейчас он расстроен и не знает, как дальше будет учиться.

— Министр образования связывался с вами? Он говорил, что приглашает на прием, готов предложить вакансии.

— Звонила его заместитель. Предлагала вакансии в других школах. Но я не хочу больше работать в общеобразовательной. Думаю, по второму образованию пойти, я художник. Оканчивала художественное училище с красным дипломом. Думаю в художественную школу или колледж, где можно вести дизайн.

Фото: vk.com

— В профессии педагога разочаровались? Ведь всего лишь одно обращение кого-то из родителей заставило директора идет у них на поводу?

— Конечно, это удручает. Считаю, директор должна была на мою сторону встать. Как-то разобраться в ситуации. А не так категорично — увольнять посреди учебного года. И вообще, где прописан морально-этический кодекс учителя? Что ему нельзя делать в свободное время и как фотографироваться…

— После этого вам удалось поговорить с директором? Она упрекала вас?

— Она не говорила ничего. Коллеги говорили: «Зачем сор из избы вынесла? Надо было молчать».

— Завуч, которая приходила к вам на урок с проверкой, предвзято относилась?

— Она учитель математики. Я вообще не понимаю, почему именно ее послали на урок русского языка.

— Никто из коллег не поддержал? Хотя бы в разговорах.

— Общалась с несколькими коллегами. Потом они спрашивали, как дела, звонили пару раз. А как они могут встать на мою сторону, если они там еще работают? С некоторыми родителями до сих пор общаемся. Они не хотели, чтобы я уходила.

— Вам тяжело от внимания прессы?

— Идут бесконечные звонки, я сначала отвечала всем, теперь думаю, что не надо было этого делать. Еще и эта ситуация с математикой…

— Хотели бы, чтобы директрису наказали за самоуправство?

— Нет, не надо. Зачем? Пусть работает человек. А кто пойдет на ее место? Думаете, много желающих? Тоже ведь тяжело — управлять такой структурой как школа. Надо очень крепкие нервы иметь. Так-то она рассудительный человек, вроде справедливый. Кроме моей ситуации. Может быть, для нее это неожиданно было…

— Если пригласят в школу и извинятся перед вами, вернетесь?

— Нет. Да и ни к чему заставлять кого-то извиняться.

— На что живете после увольнения?

— Получается, нет дохода теперь. Муж — строитель, но заказов нет. Пошел учиться на курсы слесаря газооборудования от биржи труда. Раньше был источник дохода — здание в центре города. Сдавали в аренду, но оно сгорело.

— Вы рисуете на заказ? Много клиентов?

— Рисую шаржи, портреты, живопись. Это хобби, моя вторая специальность. Иногда заказы поступают.

— После всего этого вам поступают предложения о сотрудничестве или рекламе?

— Нет, ничего такого. Только слова поддержки. Хотя я еще не все сообщения прочитала.

Александр Захаров

По материалам: «Московский комсомолец»

 

Добавить комментарий