Москва
15°

Крупнейший провал ФСО

 

Спецслужба не смогла защитить собственную заправку

Когда в самом конце 2000-х годов Государственный музей искусств имени Пушкина обнародовал концепцию «городка», под снос на Волхонке попадало ровно одно здание — бензоколонка 1930-х годов постройки. На этом месте планировалось построить депозитарий — претенциозный проект Нормана Фостера. За минувшие 10 лет планы несколько раз менялись — в основном в сторону урезания. Вот и заправку, казалось, оставили в покое. Еще бы, говорили москвичи — это же не простая АЗС, а «кремлевская», где заправляются только правительственные авто. Но, как выяснилось, музейщикам тоже хватает упорства.

На официальном портале госзакупок Музей имени Пушкина объявил тендер на сооружение «технической зоны обслуживания ФСО» на Кремлевской набережной. Общая стоимость проекта составляет 17 млн рублей. Получается, что Волхонка лишается одного из элементов привычного ландшафта и приобретает новый, непривычный. Но здание по адресу Кремлевская набережная, 1, — не только памятник архитектуры. Это еще и жилой дом.

Раритетная автозаправка признана выявленным объектом культурного наследия. И это означает, что здание охраняется государством как полноценный объект культурного наследия. Можно ли назвать охраной перенос архитектурного объекта на другую площадку? С одной стороны — абсурд, на то она и «недвижимость», чтобы ее не двигали. С другой — бывают же музеи деревянного зодчества, большинство экспонатов которых на место экспозиции именно что перенесли в разобранном виде. Да и Монреальский павильон на ВДНХ, и «Рабочий и колхозница» были передвинуты.

— Технически проблем с переносом нет, — рассказал «МК» генеральный секретарь московского отделения DoCoMoMo (Международного общества по документированию и сохранению памятников современной архитектуры) Николай Васильев. — Хотя, конечно, зная отечественные порядки, можно опасаться: снесут и построят новодел. Скажут — тут трубы, заделанные в бетон, а тут изношенные конструкции, все надо заменять. Получится муляж.

 

Автозаправку на Волхонке можно назвать уникальным объектом, подчеркивает Васильев. Она принадлежит к тому классу архитектурных форм, которыми чаще всего пренебрегают. «Отношение к заправкам примерно такое же, как к автобусным остановкам, — говорит градозащитник. — Пожалуй, в Москве только недавно появился прецедент целенаправленного сохранения такого объекта: это трамвайный павильон в Красностуденческом проезде. А, скажем, фонарные столбы по всему городу заменяются без особой оглядки на историческую ценность».

Фото: pastvu

Кстати, у обоих пока еще действующих объектов «антикварной инфраструктуры» в Москве недавно были «братья-близнецы». АЗС по аналогичному проекту до 2012 года стояла на улице Черняховского и была снесена при постройке очередного жилого комплекса. А трамвайный павильон-близнец до недавнего времени присутствовал на конечной станции «Метро «Войковская» — сейчас его демонтировали, чтобы отреставрировать и собрать на территории Музея городского транспорта.

Еще один аспект — участок, на котором стоит «кремлевская заправка»: древняя территория усадьбы Волконских, в честь которых и названа улица. Именно на это — невозможность строить на этом участке капитальное здание, которое исказит ландшафт старинной усадьбы и вторгнется в ее подземное пространство, — упирал еще в 2009 году сооснователь движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин, убеждая директора Пушкинского музея Ирину Антонову отказаться от этой части проекта. Казалось, что руководство музея прислушалось к аргументам градозащитников. Сейчас 97-летняя Ирина Антонова (нынче президент музея) отказывается от комментариев.

Автозаправку можно вписать в архитектуру нового музейного комплекса, утверждают градозащитники. В частности, был проект сделать в здании АЗС кассовый центр, своего рода входную зону в городок. Но один из ключевых атрибутов, делающих памятник культуры действительно памятником, — его работа в изначальной функции. Благодаря службам ФСО, эксплуатирующим заправку в последние десятилетия в закрытом режиме, АЗС сохранилась во всем своем архитектурном своеобразии, не пострадала от попыток угнаться за современными стандартами. На Волхонке заправка работает — и это важно. И если переделать ее под кассовый или входной павильон — памятник уже пострадает…

Антон Размахнин

По материалам: «Московский комсомолец»

 

Добавить комментарий