Москва
10°
Преимущественно облачно

Мамаев объяснил, почему бил людей

 

«Слово «петух» для мужчины оскорбительно»

В Пресненском суде на процессе по делу о хулиганстве футболистов продолжился допрос одного из обвиняемых, Павла Мамаева. Вопросы начала задавать гособвинитель. Павел рассказал о том, как забирал свою подругу Поздняковене из машины Соловчука. Девушка ругалась и негодовала. На вопрос гособвинителя футболист ответил, что у него не было оснований думать, что подруга что-то неправильно поняла или соврала.

— На какой машине ездит водитель Александра Кокорина? — спросила Светлана Тарасова, пытаясь, видимо, доказать, что перепутать машины Кокорина и Соловчука, как это сделала Поздняковене, было невозможно.

— Не знаю, у него много машин.

— Мы все смотрели видео. В чем выражалась агрессия Соловчука до того момента как вы взяли его за подбородок?

— Физически ни в чем. Только словесно.

-Если вас лично кто-то будет тактильно трогать, какая у вас будет реакция?

— Зависит от того, в какой я ситуации. Если один на один, были бы одни действия. Если в кругу других людей- другие.

— Тогда объясните свои действия в отношении Гайсина, когда он взял вас за кофту? (речь идет о конфликте в «Кофемании» — прим. Авт.)

— Я почувствовал угрозу в свой адрес.

— Вы понимали, что, дотронувшись до человека, вы можете вызвать какую-то реакцию?

— Она и последовала.

— Давайте вернёмся к моменту, когда Соловчук нанес вам удар в челюсть. Какое это было действие? Снизу вверх, сверху вниз?

— Я не знаю. Я же не следил за его рукой.

— Соловчук на тот момент весил 108 килограммов. Вы говорили, что он вас очень сильно ударил. Вы утверждаете, что он с весом 108 кг нанес вам сильный удар в челюсть, от которого у вас только отклонилась голова при том, что вы были в состоянии алкогольного опьянения? — недоумевает гособвинитель.

— Он ударил без размаха. Если бы с размахом, я бы не встал, — парирует Мамаев.

— Слово «петух» конкретно для вас каким образом оскорбительно? Это слово можно квалифицировать по-разному для разных каст людей.

— Для нормального мужчины это оскорбительно.

 

— А в мужском ли понятии избивать человека, который лежит?

— Я уже говорил. То, что произошло, неправильно. И я со своей стороны хочу, чтобы человек всё это забыл.

Фото: АГН «Москва»

— Но я вижу, что пока у вас полное непризнание вины, — пригвоздила жёстким выводом подсудимого гособвинитель. — Соловчук нанес вам телесные повреждения, когда ударил вас в челюсть?

— Нет, повреждений не было. Были болевые ощущения.

— Как долго они сохранялись? В кафе ещё были?

— Да, в кафе сохранялись.

— А это вам кушать не мешало? — заботливо спросила гособвинитель.

— Нет, — еле слышно произнес футболист

— Вы когда-нибудь дрались?

— Дрался, конечно.

— Вы понимали, что когда с человеком происходит какой-то физический контакт, потом будет драка?

— Понимал, конечно, — признает подсудимый.

— Ох, Господи…- выдыхает прокурор. — А что вам мешало до того момента, как узнали, что возбуждено уголовное дело, найти Соловчука и извиниться?

— Мы пытались найти Пака…

— Я вас спрашиваю про Соловчука!

— Я осознал масштаб, мы стали обзванивать больницы. Никаких сведений об этом не сохранилось.

По словам Мамаева, по возвращении из «Кофемании» он лег спать. А когда проснулся, узнал, что история с избиением Пака взорвала Интернет.

На этом допрос футболиста закончился. Следующим показания стал давать другой футболист, Александр Кокорин.

Татьяна Антонова

По материалам: «Московский комсомолец»

 

Добавить комментарий