Москва

«Смирно!» для оборонщиков и градозащитников

5 интриг визита Сергея Шойгу в Казань

Привезет ли «друг Татарстана» новые контракты казанским самолето- и вертолетостроителям, чье положение выглядит все более удручающим.

Завтрашний визит Сергея Шойгу в Казань — волнующее событие для всей оборонки, но, по нашим данным, основные вопросы будут связаны с авиастроением. К сожалению, проект возрождения Ту-160 на КАЗе пока идет под девизом «без пиара жить нельзя», КВЗ, похоже, готовят к капитуляции перед «друзьями» из Улан-Удэ, а история беспилотников «Альтаир» описывается томами уголовного дела. И даже казармы для юных суворовцев не могут достроить уже несколько лет. Что скажет на это глава минобороны?

1. Когда взлетит «путинский» ракетоносец?

Год назад Сергей Шойгу вместе с Владимиром Путиным наблюдал на Казанском авиазаводе демонстрационный полет единственного достроенного из советских заделов нового Ту-160. Фото: president.tatar.ru

Это уже шестой визит министра обороны РФ Сергея Шойгу в Казань, и главной темой каждого из них становилось обновление парка дальней авиации. По данным «БИЗНЕС Online», не станет исключением и нынешний приезд, акцент вновь будет сделан на возобновлении серийного производства Ту-160. Между тем все опрошенные нами эксперты и авиастроители предупреждают: восстановить утраченную два десятилетия назад технологию создания ракетоносцев будет невероятно сложно.

Год назад, 25 января 2018-го, Шойгу вместе с президентом РФ Владимиром Путиным наблюдал на Казанском авиазаводе — филиале ПАО «Туполев» (КАЗ) демонстрационный полет единственного достроенного из советских заделов нового Ту-160. С тех пор об этой машине, которую уже почему-то окрестили Ту-160М2 (напомним, это радикально обновленная версия Ту-160), почти ничего не слышно. В «М2» новый самолет записали, конечно, авансом. Что из себя представлял советский задел? Фюзеляж, центроплан, крылья, хвостовое оперение, воздухозаборники… Все остальное надо было где-то найти. Единственный выход — снять комплектующие со строевых Ту-160, ведь та же радиоэлектронная начинка для Ту-160М2 еще только в процессе разработки: ОКР по машине должны завершить только в 2021 году.

«Все это ведь штучное, — объяснил „БИЗНЕС Online“ специфику комплектации показанного Путину самолета побывавший недавно в Казани советник генерального директора „Туполева“ Андрей Туполев — внук выдающегося авиаконструктора. — Этих самолетов было сделано всего-то до 30 бортов, и комплектующие к ним не бесконечны». И рано или поздно снятое необходимо вернуть на самолеты-доноры. «Тот, кто в курсе, понимал, что выкатка на летно-испытательную станцию нового Ту-160 — это паллиативная мера, которая лишь позволяет показать перспективу, — отметил в беседе с „БИЗНЕС Online“ главный редактор журнала „Арсенал Отечества“, член экспертного совета коллегии военно-промышленной комиссии Виктор Мураховский. — Учитывая информацию об облике перспективного Ту-160, можно сказать: то, что собрали, ему не соответствует. Поэтому после того полета машину по техзаданию министерства обороны надо делать с новыми радиоэлектронным оборудованием и двигателями».

Что из себя представлял советский задел? Фюзеляж, центроплан, крылья, хвостовое оперение, воздухозаборники… Все остальное надо было где-то найти. Фото: prav.tatarstan.ru

Как предположил в беседе с «БИЗНЕС Online» главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов, комплект двигателей НК-32 (их производство тоже возрождают в новом облике — серии 02) до конца 2018 года уже могли отправить в Казань, но нужны ведь не только двигатели. Не зря президент Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) Юрий Слюсарь, будучи на КАЗе, говорил о том, что речь идет о восстановлении технологий, которые были утеряны еще 20 лет назад. Как идет их возрождение? По информации отраслевых источников «БИЗНЕС Online», «хребет» Ту-160 — титановую балку центроплана — на восстановленном из руин участке электронно-лучевой сварки КАЗа варить пока не научились. «Комплекс по сварке восстановили, опытные работы по мелочевке делают, а балку — нет, — говорит наш источник. — Но все равно научатся — денег заводу сейчас дают от пуза». А вот Туполев несколько скептичен: «Восстановить сварку центроплана, собрать фюзеляж в Казани — самое простое, а вот реанимировать производство комплектующих… Даже представить себе объемы данной задачи невозможно. Это должен быть титанический труд».

Интересно, что визиту министра предшествовала информация о том, что уже в начале 2019 года КАЗ начнет строительство опытных экземпляров перспективного авиационного комплекса дальней авиации (ПАК ДА). Подобные заявления мы уже разбирали. «Как авиастроителю мне просто смешно это читать, — говорит наш источник, — и людям на заводе тоже смешно. Но без пиара, похоже, жить нельзя». Москва, впрочем, не ограничивается пиаром. В ходе прошлогоднего визита в Казань Путина и Шойгу минобороны и «Туполев» подписали контракт (160 млрд рублей) на строительство до 2027 года 10 новых Ту-160. «Есть чем заниматься», — подбодрил тогда заводчан президент России.

Безусловно, перспектива получить по 15 млрд за каждый новый самолет греет, но одна-две машины в год — это не загрузка. Во всяком случае, недостаточная для того, чтобы быть готовым к таким сверхпроектам, как Ту-160М2 и ПАК ДА. «Нужна нормальная серийная машина, — говорит источник „БИЗНЕС Online“. — Минимум один самолет в месяц. А то сегодня даже в тех цехах, где идет работа, загрузки нет. Самое страшное — квалификация падает. Чтобы ее поддерживать, нужны новые проекты, а если идет только доработка старого, навыки теряются».

2. Достанутся ли Казани миллиарды на новый воздушный грузовик для армии?

«В марте военные объявят конкурс на создание среднего военно-транспортного самолета. В нем участвуют «Ильюшин» с Ил-276 и «Туполев» с Ту-330. Если победят «туполя», машину будут делать в Казани» Фото: ©Сергей Субботин, РИА «Новости»

И сегодня такой массовый заказ как никогда вероятен для КАЗа. «В марте военные объявят конкурс на создание СВТС — среднего военно-транспортного самолета, — сообщил источник „БИЗНЕС Online“ в авиапроме. — В нем участвуют „Ильюшин“ с Ил-276 и „Туполев“ с Ту-330. Если победят „туполя“, машину будут делать в Казани».

Дело это первостепенной важности. «Сегодня российская военно-транспортная авиация (ВТА) насчитывает максимум 150 самолетов, а в СССР было 5 дивизий и 4 отдельных полка — 720 машин разной грузоподъемности, — рассказал „БИЗНЕС Online“ вице-президент Российской академии геополитических проблем и бывший командир военно-транспортного Ил-76 Владимир Анохин. — При нынешнем количестве самолетов десантные войска попросту теряют свое значение. Зачем нужна дивизия ВДВ, если ее нельзя перебросить в полном составе в горячую точку? В первом приближении должно быть не менее 500 машин. Это огромная работа для авиационных и смежных заводов».

В пользу «Ту» на конкурсе может сыграть, во-первых, то, что проект «330» уже изрядно проработан, в середине 90-х даже был одобрен военными и готов к запуску. Утверждают, что Ту-330 тогда принесли в жертву продвижению украинского Ан-70. Этот проект теперь по понятным причинам закрыт. Во-вторых, Ту-330 по комплектующим на 70% унифицирован с отлаженным казанцами в производстве гражданским Ту-214, а это означает минимальный технический риск и сокращение срока создания, доводки, а также затрат на опытное и серийное производство и обучение экипажей. В-третьих, Казани на руку ослабление влияния Дмитрия Рогозина. «Некоторые люди сделали все, чтобы зарубить проект Ту-330, — говорит наш источник. — Это глава рабочей группы по развитию гражданского авиапрома при военно-промышленной комиссии Александр Рубцов, покойный ныне Виктор Ливанов, возглавлявший авиационный комплекс имени Ильюшина, и бывший вице-премьер, курировавший оборонпром, Дмитрий Рогозин — до недавнего времени председатель коллегии ВПК».

«Ждем, ждем, ждем хороших и разных, а главное — нужных нам и стране самолетов», — такую запись в 2013 году оставил Шойгу в книге почетных гостей КАЗа. Сегодня есть шанс начать воплощать в жизнь это пожелание. Если, конечно, правительство РФ обеспечит военно-транспортный проект достойным финансированием.

3. Военное вертолетостроение в Казани «отвалится и умрет»?

Поговаривают о том, что производство главной «кормящей» КВЗ машины — Ми-8/17 — на предприятии закроют. Фото: «БИЗНЕС Online»

Казанские вертолетостроители тоже с нетерпением (и большими опасениями) могут ждать приезда министра обороны. Например, поговаривают о том, что производство главной «кормящей» КВЗ машины — Ми-8/17 — на предприятии закроют, оставят его только на Улан-Удэнском авиационном заводе (УУАЗ). Увы, дело не только в том, что у бурятских вертолетостроителей особые отношения с правительством России (министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров — выходец с этого предприятия). Как говорят и вертолетостроители, и эксплуатанты винтокрылых машин, УУАЗ заметно обогнал казанцев по уровню модификации, качеству сборки и уровню послепродажного сервиса.

«Улан-удэнские Ми-171Ш были в Сирии и показали себя там положительно — военные говорят о целом ряде сделанных улучшений, — утверждает источник „БИЗНЕС Online“ в вертолетостроении. — КВЗ же лет пять-семь профукал, а потому казанский Ми-8МТВ-5 очевидно отстает от улан-удэнских модификаций „восьмерки“. А ведь еще недавно было наоборот — КВЗ все завидовали, потому что он четко двигался вперед, а УУАЗ только подбирал казанские разработки. Такой был порядок: головной разработчик (Московский вертолетный завод) обязывал передавать ему конструкторскую документацию, в том числе на созданную Казанью модификацию Ми-8МТВ-5, и тиражировал ее для УУАЗа. А в случае с Ми-171Ш этого не произошло. Прежнему генеральному директору (Вадиму Лигаю — прим. ред.) в Москве сказали: закончим испытания, дадим. Закончили, но так ничего и не передали. Да КВЗ и сам хорош — совершенно не занимался развитием „восьмерки“. В итоге УУАЗ вырвался на две головы вперед».

При чем тут Шойгу? «Для вертолетов есть так называемые технические условия, определяемые военными, — объясняет наш источник. — Учитывая продвинутость улан-удэнской машины, как только для Ми-171Ш сделают техусловия по линии минобороны, Казань от них ни одного заказа не получит. Но это еще не все. Кто главные покупатели казанских вертолетов? Индия, Китай, Алжир, Египет, Южная Америка. Они внимательно смотрят, что закупает российское министерство обороны, и тоже не будут брать старую конструкцию. Казань просто отвалится и умрет — штучный и сверхдорогой Ми-38, а также продаваемый по дешевке „Ансат“ ее не вытянут».

Индия, Китай, Алжир, Египет, Южная Америка внимательно смотрят, что закупает российское министерство обороны, и тоже не будут брать старую конструкцию. Фото: «БИЗНЕС Online»

Тревожные (мягко говоря) звоночки уже есть. Первый — провал с подписанием нового индийского контракта на 48 Ми-17В-5, о котором говорили как о решенном деле. К слову, в недавнем интервью генеральный директор «Вертолетов России» Андрей Богинский сообщил: «В Индии мы начинаем с Ми-171А2, у нас подписан контракт на две машины». Ми-171А2 — это продукт УУАЗа и самый совершенный на сегодня вариант Ми-8/17. Второй звоночек. По данным источника «БИЗНЕС Online», для создания вертолетов радиоэлектронной борьбы (Ми-8МТПР) военные отныне будут использовать не казанские, как это было до сих пор, а улан-удэнские «восьмерки».

«Насколько знаю, как только Пустовгаров (Юрий Пустовгаров — управляющий директор КВЗ — прим. ред.) попытался сказать о дальнейшей модернизации казанской „восьмерки“, ему повелели об этой теме даже не заикаться, — говорит источник. — Думаю, он получил в Москве указание отдать „восьмерку“ Улан-Удэ». Что ж, руководство КВЗ может попытаться убедить главу минобороны, что есть еще порох в пороховницах…

Министр может поднять вопрос и об учебных «Ансатах-У». Об острой нехватке таких машин Шойгу говорил в Казани пять лет назад. С тех пор КВЗ поставил военным 50 «летающих парт». К слову, контракт по этим вертолетам завершен только что — в 2018 году. Может быть, Сергей Кужугетович приготовил новый? Сколько может понадобиться машин? «Если готовить 300 курсантов по 100 часов в год, это 30 тысяч часов налета, — объяснил „БИЗНЕС Online“ старший научный сотрудник Академии им. Жуковского Евгений Матвеев. — С учетом уровня исправности, инструкторских и прочих полетов это потребует до 100 учебно-тренировочных вертолетов. Однако нужно учитывать, что кроме „Ансата-У“ есть еще и Ка-226У». Здесь отметим, что руководство Сызранского авиационного училища заявляло, что увеличит набор до 600 курсантов и ему надо минимум 300 учебных вертолетов.

Кроме того, после недавней трагедии с гибелью в Японском море троих летчиков столкнувшихся в воздухе Су-34 с новой силой встает вопрос о возрождении производства вертолетов-амфибий Ми-14, которых КВЗ некогда выпустил аж почти 300. Пустовгаров говорил «БИЗНЕС Online», что, «если наберется хорошее количество машин, проект будет очень выгодным» и военных в первую очередь интересует именно поисково-спасательный вариант.

4. Какие «внушения» сделает министр создателям боевого беспилотника?

Не может Шойгу не задать вопросов и по сверхактуальной для Вооруженных сил (а в казанском случае — еще и болезненной) теме ударных беспилотников. Фото: tatarstan.ru

Не может Шойгу не задать вопросов и по сверхактуальной для Вооруженных сил (а в казанском случае — еще и болезненной) теме ударных беспилотников.

Напомним, что уже решено забрать проект боевой беспилотной системы «Альтиус» у ОКБ им. Симонова и передать его казанскому обособленному подразделению Уральского завода гражданской авиации (УЗГА). Подчиненные Шойгу пообещали, что многострадальный «Альтаир» (так называется сам летательный аппарат) будет обновлен и взлетит уже в 2019 году. Понятно, что после разразившегося скандала нового срыва сроков министр не потерпит. Можно быть уверенным, что на решение проблемы бросят все силы. В частности, источники «БИЗНЕС Online» утверждают, что для реинкарнации проекта «Альтиус» новому исполнителю предполагалось выделить неслабое финансирование — 7 млрд рублей. «Впрочем, возможно, это домыслы завистников», — усмехается наш источник в авиапроме. Но если это так, то с учетом прежних вливаний стоимость программы достигнет 11,6 млрд рублей.

Какие решения по беспилотникам Шойгу может принять в Казани? «Технические проблемы, включая вопросы дополнительного финансирования, наверняка решены до приезда министра, — предположил в беседе с „БИЗНЕС Online“ ведущий российский эксперт в области беспилотных систем Денис Федутинов. — От Шойгу, думаю, надо ждать указаний исполнителю работ об ускорении затянувшегося процесса разработки „Альтаира“. Не исключаю внушений разработчикам, в том числе в достаточно жесткой форме».

5. Чем глава Минобороны ответит на «суворовский» долгострой?

Суворовцы уже отчаялись переехать из казарменных помещений в четырехместные комнаты с персональными санузлами. Фото: «БИЗНЕС Online»

Среди прочего Шойгу должен наведаться в Казанское суворовское военное училище (КСВУ). По информации источника «БИЗНЕС Online» в сфере военного образования, изначально планировалось, что министр торжественно откроет свежепостроенный спальный корпус. Но всего за пару дней до визита планы изменились: Шойгу только осмотрит строительство, откроют же корпус (предположительно) весной, а заедут туда суворовцы лишь 1 сентября. Все бы ничего (кого у нас удивишь долгостроем!), но КСВУ было заявлено пилотным в обкатке проекта модернизации всех суворовских училищ, то есть их по всей стране будут перестраивать по казанскому образцу. Утверждают, что программу инициировал сам Шойгу и относится к ней министр весьма трепетно.

Изначально здание должно было быть готово еще к 2015 году (тогда предполагалось завершить всю модернизацию училища), но этого не произошло, потом срок ввода ежегодно переносился. По данным нашего источника, причина — в постоянных переделках из-за некачественно выполненных строительных и отделочных работ. Суворовцы уже отчаялись переехать из казарменных помещений в четырехместные комнаты с персональными санузлами.

Изначально здание должно было быть готово еще к 2015 году. Фото: «БИЗНЕС Online»

Как министру преподнесут ситуацию с «суворовским» долгостроем? Может быть, скажут, что стройку «прокляли» казанские защитники архитектурного наследия? Ведь они заявляют, что здание возводится незаконно, без согласования с городскими властями, минкультуры РТ и межведомственной комиссией по вопросам градостроительной деятельности в исторических поселениях. Дело в том, что старое здание КСВУ — это объект культурного наследия регионального значения, бывший Институт благородных девиц. Новый пятиэтажный спальный корпус визуально «поглотит» трехэтажный исторический особняк. Федеральный закон о культурном наследии запрещает такую стройку. Защитники архнаследия предупредили, что минобороны даже по окончании строительства не сможет ввести здание в эксплуатацию, поскольку якобы отсутствуют разрешительные документы от органов охраны архитектурных памятников.

Однако минобороны РФ — ведомство достаточно могущественное, чтобы подобные препятствия преодолеть. Как сообщила «БИЗНЕС Online» зампредседателя татарстанского республиканского отделения всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Фарида Забирова, никакие жалобы и обращения градозащитников не помогли — оказывается, у минобороны есть своего рода право экстерриториальности, по которому оно вольно распоряжаться своей территорией и зданиями как ему заблагорассудится. «И минобороны так хулиганит не только у нас, но и везде — дескать, наша земля, что хотим, то и делаем, — рассказала Забирова. — Сами согласовывают, сами строят. Мы три года держали оборону. Но они на всех наплевали, да еще и нас обвинили в том, что мы детей не любим. Между тем, если разобраться, тамошние условия не соответствуют нормам учебного заведения, например, по территории для спортплощадок. У этого места вообще должна быть другая функция — общественная… Так же они Октябрьский городок продали, и ничего мы сделать не смогли, поскольку никаких обременений там не было записано. Проигрываем военщине…»

Надо полагать, эта коллизия не добавит хорошего настроения Шойгу, заинтересованному в образцовой реализации своего «суворовского» проекта в Казани.

Тимур Латыпов

По материалам: «Бизнес Online»

Добавить комментарий