Москва

Тихий кошмар Элины Быстрицкой

 

Почему возник скандал вокруг народной артистки

Последний месяц вокруг иконы советского кино, актрисы Элины Быстрицкой, то и дело вспыхивают скандалы: 90-летняя актриса почти обездвижена, ее младшая сестра София Шегельман вступила в борьбу за наследство народной артистки, а бывший продюсер Элины Авраамовны и вовсе находится под следствием и обвиняется в мошенничестве. МК» попробовал разобраться в этой мутной истории.

Туман начал сгущаться вокруг Быстрицкой еще осенью 2018 года. Тогда, по сообщениям СМИ, здоровье актрисы сильно пошатнулось, что, в свою очередь, спровоцировало скорый приезд Софии Шегельман, родной сестры Элины Авраамовны, из Израиля. Далее идут разночтения по принципу «кто лучше напугает». Заголовки пестрят сообщениями: «Родственники начали охоту за богатым наследством» или «Бывший продюсер Быстрицкой Ксения Рубцова обокрала 90-летнюю актрису». Ситуацию усложняет минимальное количество общедоступных фактов. Да и от скупых односторонних комментариев Шегельман в трехминутном сюжете одной телевизионной программы и обнародованного письма в газете, обличающего якобы порочную сущность молодого директора, легче не становится.

Кто же такая Ксения Рубцова? Она — директор актрисы Элины Быстрицкой на протяжении 10 лет. Соответственно, любые песенные концерты, телевизионные съемки, автобиографические книги, музыкальные диски и прочее — творческое поле деятельности Ксении. За долгие годы совместной работы они часто проводили выступления на многих крупных концертных и театральных площадках, включая Кремлевский дворец и «Геликон-Оперу». Последний, в свою очередь, и вовсе стал едва ли не вторым домом для Элины Авраамовны. Долгие годы «Геликон» проводил в своих стенах адаптированную версию ежегодного концерта Быстрицкой «Будем жить!». К тому же актриса живет недалеко от театра, поэтому зачастую рабочие встречи проходили то в театре, то в квартире актрисы.

Мы обратились за разъяснениями ситуации к людям, которые последние годы были тесно связаны с Элиной Авраамовной и могут пролить хоть какой-то свет на эту историю: Эдуарду Мусаханянцу, заместителю генерального директора «Геликон-Оперы», и бывшей помощнице Быстрицкой по домашнему хозяйству Людмиле (фамилию не указываем по ее просьбе).

— Элина Авраамовна внимательная в делах, особенно к мелочам. Обвести ее вокруг пальца абсолютно невозможно, — рассказывает Эдуард. — У нее стальная нервная система, зоркий глаз и неимоверное чутье на людей. Она никогда к себе не подпустит человека, которому не доверяет.

— А Ксении доверяла или только работала с ней?

— Они были дочь и мама. Как утром ты не можешь открыть глаза и не сказать «доброе утро», так и Ксения не могла провести и часа, не позвонив Элине. Это была своего рода взаимная зависимость друг от друга. Ксения ее сразу покорила, потому что была способна выполнить любую прихоть. Хочешь звездочку с неба? Будет звездочка с неба. Хочешь Кремль в юбилейный вечер? Значит, Кремль в юбилей. Поэтому когда говорят, что Ксения ободрала ее как липку, это смешно. Такого по определению не может быть. Все последние годы мы только и слышали — запиши песню, выпусти альбом, опубликуй воспоминания и так далее. Я никогда не видел, чтобы Элина Авраамовна выдавала Ксении деньги на ее желания.

— А на свои? Насколько мне известно, Ксения занималась не только творческими делами Быстрицкой, но и финансовыми.

— У Ксении Игоревны Рубцовой была доверенность от Элины Авраамовны Быстрицкой на проведение всякого рода денежных операций: оплата коммунальных услуг, покупка продуктов, вложения в собственные проекты. Это была ее инициатива.

— Есть документы, квитанции?

— Конечно. Стоит сказать, что Ксения очень аккуратна в этих вопросах. Каждую финансовую операцию она проводила по указанию Элины Авраамовны и передавала ей банковские выписки, отчитываясь за проделанную работу.

Мы иногда даже обижались, что Рубцова слишком много внимания уделяет Элине Авраамовне. Это сказывалось на наших общих проектах. Например, у нас техническое совещание, а Ксению вызвала Элина Авраамовна из-за плохого самочувствия. У нас застройка декораций, завоз технического оборудования, а в это время Ксения контролирует давление народной артистки. Она была зависима от настроения Элины Авраамовны, ее самочувствия и бежала к ней всегда как мама к ребенку, зачастую прощая даже какие-то несправедливые вещи.

— Капризы?

— Что-то вроде того. Например, у Элины Авраамовны были собачки. Они прожили с ней достаточно долго. А потом, в одно прекрасное утро, Элина Авраамовна могла проснуться и сказать: «Ксения, забери их, пожалуйста. Я больше не хочу держать собак». Быстрицкая несколько капризный человек и достаточно властный при этом. Поэтому когда СМИ в один голос кричат, что Ксения чем-то пыталась завладеть, я не могу в это поверить.

 

Как нам стало известно, против Ксении Рубцовой все же было заведено уголовное дело. Уже несколько месяцев следственный комитет ведет проверку в установлении факта мошенничества и хищения крупных денежных средств со счетов Быстрицкой. С обвиняемой взята подписка о неразглашении. Тем не менее в одной из газет появилось несколько провокационных цитат из письма Шегельман журналисту этого издания. Об их достоверности мы тоже спросили Эдуарда.

— Вот Шегельман пишет: «Ксения признала свою вину в хищении крупных денежных сумм со счетов моей сестры». Это действительно так?

— Я не верю, что Ксения призналась в том, чего она не совершала.

— В том же тексте говорится о пропавшем загранпаспорте, украденных личных вещах Элины Авраамовны.

— Действительно, некоторые документы хранились у Ксении. Например, бумаги на загородный дом, который в то время оформлялся на Элину Авраамовну. До недавнего времени только земля являлась ее собственностью, но благодаря Ксении вскоре и дом был оформлен надлежащим образом. Эти документы она привезла Софии по первому требованию. Заграничный паспорт, насколько я знаю, был просрочен и хранился в театре. А российский паспорт всегда находился в доме Быстрицкой. По поводу пропажи личных вещей я вообще отказываюсь верить. Тем более как она может уверять, что стояло в квартире, а что пропало, когда сама Шегельман крайне редко навещала сестру.

По словам Людмилы, помощницы Быстрицкой на протяжении 5 лет, София Авраамовна приезжала в Россию раз в год всего на 2–3 дня. Остальное общение ограничивалось формальными звонками в скайпе, и такое положение вещей устраивало всех много лет.

Элина Быстрицкая в окружении близких: директора Ксении Рубковой (слева) и помощницы Людмилы (справа).

— Отношения между сестрами давно приобрели характер «любви на расстоянии», — рассказывает «МК» Людмила. — Давно известно, что их мать — Эсфирь Исааковна — закончила свою жизнь в сумасшедшем доме. София отправила ее туда, пока Элина Авраамовна была на гастролях. Конечно, такое невозможно забыть. Но кровь есть кровь, поэтому Элина не только поддерживала связь, но и постоянно отсылала деньги Софии в Израиль.

Трудно сказать, что действительно побудило Быстрицкую-младшую ненадолго оставить Святую землю и полностью оградить сестру от привычного общения с друзьями, поменять сиделок и отправиться в суд. Но в каждом из перечисленных действий Людмила видит отнюдь не благие намерения.

— Я несколько раз звонила на домашний телефон. И всегда незнакомый женский голос отвечает мне, что Элина Авраамовна покушала и отдыхает. Не может же она все время этим заниматься? После моих настойчивых звонков сиделка ответила, что без ведома Софии Авраамовны ничего другого отвечать не может.

— То есть самой Шегельман уже нет в Москве? Как давно вы звонили?

— Дней 5 назад. Да, София потом перезвонила мне с израильского телефона — это несложно понять по коду номера — и сказала, что никого к сестре больше не допустит, чтобы никто ее не расстраивал, и она была не в курсе происходящего. Мы-то с Элиной Авраамовной в очень хороших отношениях, и я сильно переживаю о ее самочувствии. Ведь не только близкие друзья и московские родственники отрезаны от Быстрицкой, но и врачи. Нам всем остается только на слово верить Софии.

— Вы считаете, она намеренно изолировала старшую сестру от привычной жизни?

— Я этого не исключаю. Даже напротив — вижу мотив. София все обвиняет внезапно ставшую неугодной Ксению, а сама ни разу не упомянула о бесконечных денежных переводах от сестры. Да и с паспортом история странная. Важно понимать, что Элина Быстрицкая очень любит Россию. Она в жизни бы не уехала в Израиль по собственному желанию. А так — билет купил, паспорт взял, и кто бы ее спрашивал.

Безусловно, искреннее негодование Эдуарда и честные признания Людмилы лишь сильнее сгущают туман вокруг этой истории. А ролевая модель все больше становится похожа на известную всем историю Армена Джигарханяна: пожилой актер, меркантильные помощники, документы, деньги, полиция… только за всей этой уголовной хроникой находится человек, который наверняка не понимает, почему остался один. Где Ксюша, Люда, Эдик? Где близкие друзья и приятели, звонившие днями напролет? И где, наконец, обеспокоенная Соня, которая так рьяно ввязалась в борьбу за справедливость?

Иветта Невинная

По материалам: «Московский комсомолец»

 

Добавить комментарий