Москва
10°
Преимущественно облачно

Чем грозят закону «об оскорблении власти» негативные отзывы ведомств?

 

Административной ответственности за явное неуважение к обществу и государству пока не бывать

Генпрокуратура РФ не поддержала законопроекты, которые, по замыслу авторов — членов Совета Федерации и депутата Госдумы, были призваны принять в интернет-пространстве правила поведения, действующие за пределами сети.

Хотя такое основание подготовки проекта документа о так называемых «фейковых новостях», а также об ответственности за оскорбления представителей и символов власти в интернете по меньшей мере спорно. Выделение интернета в отдельную сферу регулирования в спектре оскорбления представителей и символов власти говорит прежде всего о стремлении сферу интернета зарегулировать, дополнив общие правила, не допускающие подобных действий в иных сферах, какими-то специальными.

 

Напомню, административную ответственность предлагалось ввести за распространяемые в интернете материалы, которые выражают неуважение к государству, Конституции, различным госсимволам, а также к органам власти и к обществу. Генпрокуратуру в этой идее смутило два момента. Первый — технический: если вводить такую норму, то придется потратить значительные денежные средства и много времени на проведение лингвистических исследований в каждом случае. Второе — не совсем устроили критерии для проведения внесудебной блокировки сайтов. Последнее, по-видимому, и является целью авторов — расширить область внесудебной блокировки. А значит, и порядок таких действий должен быть прописан безукоризненно.

Андрей Клишас выступает в Совете Федерации // Фото: Federation Council of Russia / Flickr.com / Global Look Press

Один из парламентариев-инициаторов, член верхней палаты Андрей Клишас, довольно хитро́ обсновывал необходимость такой нормы: дескать, критика власти допустима, но оскорбление ведь не является критикой. Впрочем, несколько факторов указывают на то, что от этой идеи вряд ли откажутся в ближайшее время. Конкретные формулировки законопроекта ранее критиковал и замминистра связи; но тут «правильной» кажется сама риторика: авторы законопроекта считают необходимым приравнять распространение недостоверной общественно значимой информации ни много ни мало к призывам к экстремизму.

Потому сдается, что мы присутствуем при обкатке очередной законодательной процедуры по «очеловечеванию» интернета, очередной попытке ввести в отношении него — специально, отдельно от иных сфер жизнедеятельности — особые правила. А может, власти наоборот чрезмерно уважительно относятся к Сети? Ведь в законодательстве «Интернет» указывается именно с заглавной буквы…

Пилип Олев

По материалам: «Собеседник.ру»

 

Добавить комментарий