Москва
11°
Переменная облачность

«Квачков еще и паучков убивает»

 

Экс-полковник ГРУ рассказал, как сидел

Экс-полковник ГРУ Владимир Квачков (был обвинен в организации вооруженного мятежа и терроризме) 19 февраля выйдет на свободу. Таково решение суда Мордовии. Квачков сидит в мордовской колонии №5. Оттуда он ответил на наши вопросы — беседа была дистанционная, вопросы передавали через адвоката в 2016 году. Есть такие интервью, которым «нужно» отлежаться для понимания перспектив — поэтому мы публикуем его лишь сейчас. С того времени многое изменилось, но не изменился сам Квачков.

Напомним, что Квачкова арестовали в 2005 по делу о покушении на Анатолия Чубайса. Суд присяжных вынес оправдательный вердикт.

В 2010-м Квачкова вновь задержали. Ему инкриминировали терроризм, организацию вооруженного мятежа. Речь шла о том, что силами бывших военных и «молодых патриотов» готовился захват оружия в воинских частях в провинциальных городах и «поход на Москву».

Экс-полковник ГРУ получил за это 8 лет. А в 2016-м — еще полтора года, таков был приговор самарского суда, на сей раз по статье «действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды». Причиной стало видеообращение Квачкова из тюрьмы. Впоследствии эта статья была декриминализирована, поэтому сейчас суд освободил Квачкова от назначенного три года назад наказания.

Итак, вот о чем мы говорили тогда с Владимиром Квачковым.

Для начала он рассказал про всех своих близких.

— К несчастью, мама меня дождаться не смогла. Она умерла 17 января 2016 года. Утром следующего дня жена с адвокатом уже были у ворот колонии. Но не разрешили даже короткого свидания с женой, хотя согласно ст. 97 УИК осуждённому в случае смерти близкого родственника, может быть разрешён даже выезд за пределы колонии продолжительностью до семи суток. Мне через неделю после настойчивых просьб разрешили в течении 15 минут поговорить с женой по телефону.

У меня четверо детей. Старший сын — Александр. Пока о нём ничего говорить не буду, так как любое слово может стать подсказкой к определению места его нахождения.

Младший сын Кирилл после окончания факультета на базе института Философии РАН отслужил, как и старший сын, рядовым в парашютно-десантном полку ВДВ в Рязани. После демобилизации устроиться по специальности не может. Он смеётся – «наша фамилия слишком знаковая для политологии». Он хочет получить ещё и юридическое образование; как и папа ищет правду и справедливость.

Старшая дочь Анна-Благодать. Первенец. Умница, кандидат медицинских наук, врач высшей категории, зав отделением в больнице. Сыновья, когда ругал за низкую успеваемость в школе, отшучивались: «пап, весь твой ум в Аньку ушёл, нам ничего не досталось, только на твоих мужских генах и держимся.

От Анюты внук и внучка – Иван да Марья. Ваня уже студент 3 курса, Маша – ученица 9 класса. Они вместе с их мамой самые дисциплинированные писатели мне писем – поддерживают своего деда.

Младшая дочь Елена, несмотря на то, что инвалид ДЦП с детства, закончила вначале юридический техникум, потом институт, а теперь получает дистанционно высшее психологическое образование. Характер стойкий, вся в папу, за всю жизнь ни одной жалобы или ропота на судьбу. Все дети дружны между собой. Оба сына родились во время моей службы в Германии, Анна в Киеве, Леночка – в Москве.

Жена Надежда. В полном смысле своего имени. В браке мы уже больше 30 лет, но венчались только в 2006 году в тюремной церкви. По образованию – историк, по профессии – офицерская жена: верная и добрая, красивая и умная, терпеливая и послушная, русская, православная, из ивановской деревни — моя домашняя Русь.

Предки по отцовскому роду – Квачи, сибирские, ранее донские казаки.

На Алтае живут и поддерживают письмами сестра Нина, вдова брата Дуся, племянница Лена; весь мамин род – крестьяне из-под Стародуба, корнями уходят вглубь великорусских и белорусских предков. Сейчас много родни в Москве, в Химках, поддерживают жену.

Каждый день на утреннем и вечернем правиле благодарю и славлю Господа за жену, сыновей, дочерей, внука и внучку, родных и сродников, друзей, соратников и единомышленников, которых Он даровал мне на земле.

— Много вам пишут?

— Пишут и поддерживают многие, всего уже получено 1889 писем. В этом году поток писем даже усилился – за 2,5 месяца уже получил 130 писем. Каждую субботу на утреннем правиле достаю списки и молюсь за тех, кто не убоялся написать мне в тюрьму. В списке сейчас 420 человек. Храни их господь.

— Как вам сидится, все же возраст?..

— Сидится мне уже шестой, а вместе с делом по Чубайсу – уже девятый год. После трёх лет в лефортовской камере, я в конце декабря 2013 года по этапу был доставлен в ИК-5 Мордовии.

Девять месяцев дали побыть на обычном строгом режиме, а в ноябре 2014 года перевели в отряд СУС – строгого условия содержания.

Потом ещё через девять месяцев — рожают что ли мне эти условия? — перевели в ПКТ, «помещение камерного типа». Внутрилагерная тюрьма для особо злостных нарушителей.

В мае 2016 г закончатся 9 месяцев ПКТ, может, что-нибудь ещё «родят». По этим переводам с администрацией не судился, ввиду полной бессмысленности этого занятия.

 

Однако, когда после 6 месяцев ПКТ мне добавили ещё 3 месяца, решил выйти на суд по причине оскорбительного для меня и клеветнического основания продления – «за нецензурную брань и оскорбление сотрудников администрации при утренней проверке». Я вообще в результате воцерковления уже лет 10 матом не ругаюсь и не использую матерные выражения даже среди зеков.

Возраст мой, конечно, имеет значение. Например, все вокруг радуются каждому прошедшему дню – срок стал на один день короче, а у меня уже восприятие времени другое – жизнь стала на один день короче, и этот день прошёл в тюрьме. Поэтому стараюсь использовать каждый день для самообразования (учу церковнославянский язык), личной подготовкой к грядущим событиям и будущей деятельности.

Преступником себя никогда не ощущал и не признавал.

Мне идёт 68-й год. Немало, уже вечер жизни, но до ночи ещё время, надеюсь, есть. В свои 68 лет Кутузов разгромил Наполеона, Суворов в 69 лет совершил героический переход через Альпы. Мольтке (старший) в 70 лет победил в войне против Франции и вообще успешно руководил германским Генеральным штабом до 88 лет. Какой там возраст? Какие там годы?! Убеждён: мой главный бой – впереди! Всё только начинается…

— Как относятся к вам заключенные?

— Вообще-то меня держат в изоляции, в камере-одиночке размером 1,5 х 4 метра. В ней две двери – сплошная металлическая и железная решётка; вдоль одной стены железными штырями из коридора крепится шконка, которая поднимается для сна по отбою в 21.00 и опускается по подъёму в 5.00.

Вдоль другой стены расположены унитаз, раковина-умывальник, тумбочка; у стены с окошком табуретка и столик. Поскольку наполовину они расположены под трубами отопления, то использовать табуретку можно тоже только наполовину, помещая на неё только незначительную часть своего седалища.

2010 г. Автор: Andrey Bulkin.

Других зеков-человеков в камере больше нет и не бывает. Есть правда два зека-паучка; один вечно качается, даже завидно на своей шконке-гамаке под раковиной, другой наверху над трубой.

Скоро появятся мухи, буду их ловить и кормить своих сокамерников – какие ни есть, а всё равно зеки, да ещё и домашние животные. Иногда забегает ещё одна черная крыса, но она, похоже, у них здесь за «смотрящую» (где и чего можно утащить).

Убрать паутинку самому опасно: можно нанести паукам телесные повреждения, моральный и материальный ущерб, тогда вызовут на дисциплинарную комиссию и за насилие над сокамерниками посадят в ШИЗО. А если, не дай Бог, паучок умрёт, тогда вообще, если из Москвы прикажут, могут возбудить уголовное дело за грубое обращение с животными и раструбят по всему лагерю – мол, Квачков ещё и паучков убивает, точно фашист.

А если серьёзно, то за столько тюремных и лагерных лет я уже, можно сказать, научился выстраивать нужные отношения со всеми категориями осужденных. По зековской классификации, я – «мужик», «порядочный арестант».

— Вы, как я поняла, очень верующий человек…

— Сущность христианской веры вообще и моей личной в частности можно выразить всего двумя словами: «Христос Воскрес!»… Значит, и мы такие же люди – человеки, каким он был на Земле, имеем, как и он, бессмертную душу. Кратко: смысл жизни человека – спасти свою душу…

Мы ошибочно считаем, что всё то, что мы думаем и чувствуем, есть только наши собственные слова, мысли и чувства. Их выбор, безусловно, есть акт нашей свободной воли.

Однако наши голова, мозг и, скорее всего, весь геном человека есть своего рода приёмо-передатчик, или говоря современным компьютерным языком, оконечное устройство вселенской биоинформационной сети, работающее в рамках установленных на нём «оконечнике» программ. Господь же распознаёт каждого человека по его геному – биоинформационному коду.

Вот почему категорически недопустимо внесение в тело человека чипов или каких-либо иных информационных знаков, искажающих Божий именной код человека. Этого же плана опасность таится в генно-модифицированных организмах и продуктах.

— Молитесь в камере или выводят в храм?

— Тюремная камера по сути стала для меня кельей. Нет той житейской суеты, которая зачастую мешает найти время для молитвы. Здесь же совершаю утреннее (полтора часа) и вечернее (около часа) правило, «Отче наш перед едой и благодарение после, на прогулке – «Господи, помилуй».

По пятницам уже много лет держу строгий пост – на одной воде. Посты тоже в основном, соблюдаю. «В основном», потому, что нам положено 100 гр. молока в день, их добавляют в кашу, а без каши пост не вынести, поэтому по благословению их ем.

На исповедь и причастие в СУС и ПКТ допускают батюшку, местного священника, получается причаститься несколько раз в год. А вот на литургии или иной службе в церкви не был с октября 2014 г. ( в лагере есть очень красивый храм-сруб Пресвятой Богородицы «Всех Скорбящих радость»)

Вообще религиозная тема в уголовно-исполнительном законе и подзаконных актах изложена крайне невнятно, вплоть до головотяпства: молельные полочки-божницы с иконами установлены в помещении для воспитательной работы вместе с телевизором, а возможное время для молитв и просмотра телепередач совпадает. Представляете себе молитву под телевизор в комнате, где сидят, играют и разговаривают человек 30-50 и долее?

За долгие годы воцерковления у меня уже сложились свои утреннее и вечернее правила. Их основой является моя «Молитва о России и Русском народе воина Христова Владимира».

Ева Меркачева

По материалам: «Московский комсомолец»

 

Добавить комментарий