Москва
Преимущественно облачно

Приставам запретили, наконец, арестовывать социальные счета граждан

 

Похоже, сотни обращений граждан услышаны законодателями — Государственная Дума РФ одобрила во втором чтении поправки в закон «Об исполнительном производстве»

А это значит, что после окончательного чтения законопроекта и вступления поправок в силу приставам запретят арестовывать социальные счета граждан. Взыскивать долги будут с других доходов, а не с пособий и пенсий.

Позарились на святое

Свою историю Светлана (назовем ее Кочетовой) согласилась рассказать только при условии анонимности. «Потому как перед людьми стыдно, — говорит собеседница. — Если узнают, как мы бедно живем…».

Хотя в их районном центре этого уже никто, кажется, не стыдится. Работы мало, молодежь уезжает в город, вокруг одни пенсионеры. Но не все могут уехать.

У Светланы трое маленьких детей, надежный муж, но он еще весной остался без работы. Сократили, сказали — до лучших времен, а теперь одни убытки.

Посидел он без дела месяц и согласился по совету друга поехать на рыбную путину в море, на весь летний сезон до осени. Дорога не близкая, зато по окончании путины обещали выплатить больше ста тысяч. Деньги заманчивые. Кочетовы тут же прикинули, сколько дыр в хозяйстве залатают — и крышу починят, и детей приоденут, и с банком, в котором зимой кредит в 30 тысяч взяли, рассчитаются.

Тогда у них котел газовый сломался, а на дворе морозы стояли. На еде можно сэкономить, а как без тепла остаться? Билет мужу на поезд Светлана покупала из последних средств, немного еще у соседки заняла. А через неделю пошла снимать детские пособия и ахнула: карточка-то заблокирована, арест наложен за просрочку платежа по кредитному договору.

История со счастливым концом…

Вот тут и пришлось ей побегать по инстанциям. Сначала к юристам — за советом, потом в собес — за справками. А до судебных приставов ехать 30 километров — ну, куда с тремя-то детьми?! Спасибо, соседка согласилась посидеть, пока она то по автобусам моталась, то в очередях к приставам маялась.

К сожалению, пришлось ей в свой адрес не только слова сочувствия услышать…

Один мужчина в очереди, когда Светлана сказала, по какому вопросу в службу приставов приехала, косо посмотрел на нее и стал рассуждать вслух:

 

— Почему же все кому не лень становятся матерями? И чему они научат своих детей? Долги надо отдавать вовремя, и никто ваши карточки трогать не будет. Не на детские пособия надо жить, дорогуша, а на зарплату мужа.

Ничего Светлана на эти слова отвечать не стала — лишь отвернулась, чтобы незаметно слезы утереть. А карточку ей разблокировали и детские пособия вернули, как и обещали, — в десятидневный срок.

Вот такая история со счастливым концом. Если, конечно, можно считать счастьем то, что скромные пособия способны спасти детей от голода, пока родители доступными им способами пытаются решить финансовые проблемы.

…хотя несчастливых больше

Эта история — одна из тысяч, подробности других прячутся за одной-двумя строчками в обращениях пострадавших к юристам, которые сводятся к одному простому вопросу: как им поступить в той или иной ситуации? И речь, кстати, идет не только о детских пособиях, но и о других социальных выплатах, на которые налагаются аресты.

В одной из юридических контор перед глазами проходит вереница людей со схожими судьбами. Вот инвалид с хроническими болячками. Проглотив очередную порцию таблеток, он неровным почерком выводит жалобу судебному приставу.

Вот пенсионерка с минимальной пенсией. Зажала в руке тысячную купюру и буквально замерла в ожидании, когда юрист составит ей обращение в суд на неправомерные действия приставов и банка. Адвокат объясняет, что в ее ситуации такое обращение и не нужно. Достаточно, по его словам, взять справку в собесе и принести приставам. Но юридическая грамотность многих социально незащищенных слоев населения стремится к нулю. Они не перестают надеяться на доброго дядю, который обязательно даст нужный совет, а если за деньги, то наверняка еще и верный. На особо частые вопросы попробуем ответить и мы.

Не просто, а очень просто

Любой здравомыслящий человек рассуждает так: если это социальные выплаты, детские пособия или пособие по потере кормильца, то забирать их нельзя, и это публично декларируется государством. Почему же тогда происходят все эти аресты и взыскания? Потому что законодательство несовершенно, и в нем много черных дыр.

К примеру, арест счета судебным приставом происходит на основании записи о его владельце, без учета источников поступления финансов. То есть пристав арестовывает все счета должника, которые найдет. Банк предоставляет информацию о наличии счета, а вот информацию о том, какие на нем средства и откуда, банк не разглашает. И в этом крылась основная коллизия, которую теперь намерена разрешить Госдума. То есть в платежных документах теперь обяжут указывать код дохода — зарплата это, пособие или перевод от друзей. И банки, получив запрос от приставов, должны будут учитывать указанные коды и не давать доступ к социальным счетам граждан!

Просто? Очень даже просто! На самом деле понадобились слезы и хождения по мукам тысяч человек, прежде чем униженные и оскорбленные граждане по всей стране смогли вернуть нечестно отнятые у них миллионы кровных рублей. Не слишком ли дорогая цена для одной поправки в несовершенный закон? Вопрос риторический, потому что цена эта для бюрократической машины мизерна. Она не только не пострадала, а даже наоборот — судьи и юристы были при деле и получали зарплату, а у депутатов Государственной Думы появился шанс показать, что они настоящие народные защитники.

По статистике на начало 2019 года в России оказалось целых 40 миллионов должников. Не в состоянии выплачивать свои деньги 32 миллиона человек. И это только по выданным банками кредитам!

Виктория Безуглова

«Новый вторник»

 

Добавить комментарий