Этот город пережил страшную трагедию. В его брошенных домах 30 лет выживают люди

Гюмри — второй по величине город Армении и первый в стране по уровню бедности. Почти половина горожан живут в нищете. После того как тридцать лет назад, в декабре 1988 года, катастрофическое землетрясение разрушило десятки городов и сел на севере страны, жизнь здесь будто бы замерла.

После тех событий город потерял почти половину населения — кто-то погиб, другие уехали прочь от разрухи в надежде найти работу и начать новую жизнь. Несколько тысяч семей до сих пор ютятся в заброшенных, аварийных домах. Большинство из них даже не надеются переехать в новое жилье, так как по разным причинам не считаются пострадавшими от землетрясения.

В советские годы на улице Горцаранаин на окраине Гюмри построили два корпуса общежития для работников местных предприятий. Сегодня из 120 семей осталось всего четыре. Эти строения, как и их обитатели, заброшены и забыты. В этих домах-призраках с выбитыми окнами и маленькими квартирками без элементарных удобств родились и выросли уже два поколения. Среди протекающих потолков, плесени и затхлого запаха многолетней сырости. О том, как в этой безнадежности живут и выживают люди, рассказывает Юлия Григорянц в своей фотоистории «Обитатели пустоты».

Фото: Юлия Григорянц

Сюзанна, 9 лет. Роль детской площадки здесь выполняет хижина, построенная детьми из останков старых автомобилей. На заднем плане ее дом — старое общежитие, не знавшее ремонта последние 30 лет.

Недавно отец Сюзанны покончил с собой. Как говорят люди, у него было много долгов, а незадолго до смерти он потерял работу.

Фото: Юлия Григорянц

Из-за протекающих крыш и коммуникаций в здании всегда сыро.

Фото: Юлия Григорянц

Мать Сюзанны — Лусине — в своей комнатке. Ей 30 лет, у нее пятеро детей и депрессия. Несколько дней назад муж покончил с собой, оставив ее и детей без средств к существованию.

Фото: Юлия Григорянц

Дети Лусине: Сурен, 5 лет, и Левон, 7 лет. Рядом с ними соседка, которая зашла в гости, чтобы хоть как-то поддержать семью после смерти отца.

В здании нет газа и центрального отопления. Печь-буржуйка — лучший способ обогреться в холодное время года.

Фото: Юлия Григорянц

Когда-то в общежитии были общие кухни с газовыми плитами. Сегодня оставшиеся жильцы готовят еду в своих комнатах. В большинстве случаев электроплитка выполняет еще и функцию отопительного прибора. Эта комната одновременно служит кухней, гостиной и детской.

Фото: Юлия Григорянц

Стены помещений поражены плесенью. Жить здесь небезопасно.

Фото: Юлия Григорянц

Сосе, 35 лет. Муж и свекровь жестоко избили ее, узнав, что она ждет второго ребенка. Они пытались заставить ее прервать беременность, но Сосе отказалась и родила девочку. Недавно муж ушел из семьи.

Фото: Юлия Григорянц

Карине, 57 лет. Она прожила в заброшенном общежитии на окраине Гюмри 26 лет. По мере сил Карине пытается следить за чистотой во дворе своего дома. Она собирает мусор и вырубает засохшие кусты.

Фото: Юлия Григорянц

Санузел совмещен с кладовкой. Но коммуникации на этажах давно перекрыты из-за постоянных протечек, поэтому воду носят в ведрах из подвала.

Фото: Юлия Григорянц

Когда-то здесь была общая кухня.

Фото: Юлия Григорянц

Карине собрала сухие ветки и листья и развела костер. «Я здесь однажды все сожгу, все», — кричит она, улыбаясь.

Фото: Юлия Григорянц

Дочери Лусине — 11-летняя Карине и 9-летняя Сюзанна. После школы они возвращаются в свою комнату, где живут всей семьей.

Фото: Юлия Григорянц

Гюмри, улица Горцаранаин, 2А. Вечер.

Фото: Юлия Григорянц

Лусине со своими детьми в квартире. Собственно, здешние квартиры — это одна или две комнатки с маленькой прихожей. Семья Лусине — она и пятеро ее детей — спят в одной комнате. Это позволяет сэкономить на отоплении в холодную погоду.

Сюзанна и дальняя родственница их семьи. Женщина зашла проведать Лусине и детей, получив печальное известие о смерти ее мужа.

Фото: Юлия Григорянц

Дети Лусине провожают гостей.

По материалам: «Лента.Ру»